Главная arrow Рассказы arrow Талант
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Талант Печать
Оглавление
Талант
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
. Есть возможность начать все заново. Мозг старика
не сух, здесь, в этом сонном углу, можно достичь величайших высот, не
привлекая внимания, столь губительного для художника.
Он пошел вслед за рослым юношей вверх по холму. Очертания дома были
четкими и простыми; на свой дилетантский вкус Вилар вполне одобрил
архитектуру. В ней не было фальши нынешней земной псевдоархаики.
В просторном центральном холле стоял огромный стол, за столом сидело по
меньшей мере пятьдесят человек. Высокий мужчина - очень похожий на
Мелбурна Хедли Карпентера, но гораздо старше - седовласый, чуть сутулый,
поднялся со своего места во главе стола.
- Вы Эмиль Вилар, - проговорил он звучным голосом. - Мы очень рады вас
видеть. Я Теодор Хедли Карпентер, а это моя семья.
Оробевший Вилар растерянно кивнул. Теодор Хедли Карпентер широким
жестом указал на шестерых почти неразличимых мужчин помоложе справа от
себя.
- Мои сыновья, - сказал он.
Дальше сидели совсем юные - второе поколение Мелбурна Хедли Карпентера.
- Мои внуки, - подтвердил патриарх предположение гостя.
- У вас замечательная семья, мистер Карпентер, - сказал Вилар.
- Одна из лучших, сэр, - любезно ответил Карпентер. - Не позавтракаете
ли с нами? Потом можно будет поговорить.
Возражений у Вилара не было, и он сел на свободное место. Завтрак
возобновился - Вилар обратил внимание, что за столом прислуживали
хорошенькие девушки, очевидно, внучки Карпентера. На этой планете не было
посторонних, не было слуг, все являлись членами семьи.
"Кроме меня, - с кривой улыбкой подумал он. - Я всегда посторонний".
Завтрак был таким же земным, как и все на планете. Яичница с ветчиной,
свежие булочки, кофе - даже смешно, лететь за - сколько это? пятьсот сорок
пять парсеков - бессчетные триллионы миль и завтракать кофе со свежими
булочками. "Но ведь людям свойственна тяга к привычному", - думал Вилар.
Чем оказался весь проект терраформирования, как не громким, преображающим
галактику воплем (варварским воплем, отметило его поэтическое сознание)
жалкого самоутверждения? Человек один за другим преображает миры на земной
манер, а потом ест булочки на завтрак.
Вилар принял эту мысль во внимание. Он знал, что позже она скрыто
возникнет в ткани одного из стихотворений; еще позже он обнаружит ее там и
уничтожит стихотворение как глупую злободневку.
Покончив с едой, он откинулся на спинку стула. Со стола все убрали.
Потом, к его удивлению, старый Карпентер хлопнул в ладоши, и один из его
похожих друг на друга сыновей принес какой-то музыкальный инструмент.
Струны его были туго натянуты над резной декой. "Цимбалы", - в изумлении
подумал Вилар, когда патриарх заиграл, ударяя по струнам двумя резными
палочками из слоновой кости.
Мелодия была странной и сложной; поэт, обладающий слухом, но не знающий
теории музыки, слушал внимательно. Короткая пьеса окончилась в миноре,
внезапно оборвалась тремя понижающимися терциями.
- Мое собственное сочинение, - сказал старик в наступившей тишине. -
Поначалу к нашей музыке трудно привыкнуть, однако...
- По-моему, отлично, - отозвался Вилар. Ему не терпелось окончить этот
завтрак и вернуться к работе, он надеялся, что больше не будет ни
разговоров, ни музыки.
Вилар поднялся со стула.
- Уже уходите? - спросил старик. - Да ведь мы еще не побеседовали.
- Говорить? О чем?
Карпентер сплел пальцы.
- О вашем вкладе в жизнь общины, разумеется. Мы не можем позволить вам,
постороннему, жить среди нас на всем готовом, если вы ничего не предложите
нам взамен. Ответьте прямо - каков ваш род занятий?
- Я поэт, - с тревогой ответил Вилар.
Старик хохотнул.
- Поэт? Само собой - но каков ваш род занятий?
- Не понимаю. Если вы имеете в виду профессию, то поэт - и все.
- Дедушка спрашивает, можете ли вы делать еще что-то, - прошептал рядом
один из младших Карпентеров. - Конечно, вы поэт - разве кто-нибудь в этом
сомневается?
Вилар покачал головой.
- Я поэт и только поэт.
Это прозвучало обвинительным приговором из собственных уст.
- Мы надеялись, что вы врач или переплетчик или, может, кузнец. Человек
прилетает с Земли - кто же мог подумать, что он окажется поэтом? Да ведь
поэтов у нас полно! Вот тебе и на.
Эмиль Вилар облизнул губы и нервно поежился.
- Мне жаль, что я разочаровал вас, - негромко сказал он, разглядывая
кисти своих рук. - Очень жаль.
"Они оказались в дураках", - подумал он позднее в то утро.
Неудивительно, что они так хотели его прихода. Земная жизнь представлялась
им необычной, грубой и полной неожиданностей. И они надеялись, что человек
с Земли как-то нарушит плавный ход их собственной жизни.
Да, решил он, они оказались в дураках. Вместо кузнеца к ним явился
последний поэт Земли - единственный ее поэт. А на Ригеле Семь их и без
того полно

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики