Главная arrow Рассказы arrow Талант
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Талант Печать
Оглавление
Талант
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
. Заниматься искусством для этих людей было так же естественно, как и
дышать. Они рождались для искусства; на Ригеле Семь никто не носил звания
"художник", никто не замыкался в своем уголке или в объединении.
И Эмиль Вилар понял, что в подобном мире ему нет места. Его талант
слишком эфемерен, чтобы сохраниться среди этих гениальных обывателей - ибо
они обыватели, несмотря на широту своих способностей, а может, и благодаря
ей.
Они всеталантливы - и всеядны; они сожрут Эмиля Вилара.
Он взял из чулана чемодан и стал укладывать вещи. О возвращении на
Землю не могло быть и речи, но он отправится куда-нибудь, где жизнь более
сложна, а искусство более ценно.
- Почему вы укладываете вещи? - послышался звучный голос.
Вилар обернулся. В дверном проеме стоял Карпентер-старший.
- Я решил улететь. У меня достаточно оснований.
Карпентер добродушно улыбнулся.
- Улететь? Куда же? Обратно на Землю?
- Вы найдете остальные пятнадцать семей очень похожими на нас, -
продолжал он. - Послушайтесь моего совета и оставайтесь здесь. Вы нам по
душе, Эмиль Вилар. Мы не хотим терять вас так быстро.
Вилар оцепенел. Потом, не сказав ни слова, продолжил свое занятие.
Карпентер быстро подошел к нему и положил руку на плечо. Хватка старика
оказалась на удивление сильной.
- Пожалуйста, - с горячностью сказал он. - Не улетайте.
Вилар вырвался и отступил на шаг.
- Я не могу оставаться здесь.
- Но почему?
- Потому что вы сводите меня с ума, черт возьми! - неожиданно выкрикнул
Вилар. Впервые за тридцать с лишним лет он вышел из себя.
Весь дрожа, он повернулся к старику.
- Вы художники, вы певцы, вы поэты, вы композиторы. Мастера на все
руки. А что я? Поэт и только. Всего лишь поэт. Здесь это все равно что
быть одноруким... вызывать жалость.
- Но...
- Дайте мне докончить, - перебил Вилар. У него возникла новая мысль, и
ему не терпелось выговориться. - Позвольте сказать вам вот что: никто из
вас не художник. Вы ненастоящие, несостоявшиеся художники. Искусство
возвышает человека - это дар, талант. Если он есть у каждого - это не
талант. Когда золотом мостят улицы, цена ему не дороже, чем пыли. И потому
вы, гордящиеся своими многочисленными талантами, не обладаете ни единым.
Карпентер, казалось, пропустил эту тираду мимо ушей.
- Потому вы и улетаете?
- Я... я... - Вилар в замешательстве запнулся. - Улетаю, потому что так
хочу. Потому что я - настоящий художник и знаю это. Я не желаю осквернять
себя псевдоискусством, которое вижу здесь. У меня есть нечто подлинное,
замечательное, и я не хочу его терять. А здесь непременно потеряю.
- Как вы неправы, - сказал Карпентер. - Именно здесь вы его сохраните.
У вас есть дар, и мы нуждаемся в нем; мы просим вас не улетать.
Останетесь?
- Но утром вы сказали, что я должен сделать вклад в жизнь общины. А я
не могу. Что проку, если в городе, где полно поэтов, появится еще один?
Даже, - вызывающе добавил он, - если этот один стоит всех остальных?
- Вы не так поняли, - сказал старик. - Это правда, что нам не требуется
больше поэтов. Но нам нужны вы, Вилар, нам нужна аудитория!
Внезапно Эмиль Вилар понял. В конце концов в дураках оказался он. Да,
они нуждаются в нем: что это за армия, если там тысяча генералов и ни
одного рядового?
Он засмеялся, сперва вяло, потом разошелся так, что на глазах выступили
слезы. Примерно через минуту он утих.
- Понятно, - негромко сказал он. - Что ж, отлично. Я буду вашей
аудиторией.
В конце концов это идеально. Для них он обладал лишь одной
способностью: представлять собой аудиторию. Осознавая, что он поэт. Но
ведь надо как-то оплачивать возможность быть поэтом только для себя.
Теперь он представлял свое будущее. Здесь его ценность в том, что он не
художник, не композитор, а лишь зритель и критик. В их глазах его
собственные поэтические старания не достойны и презрения. На этой планете,
чужой и незнакомой, одинокий среди толпы, он мог предаваться творчеству
без боязни привлечь внимание. Карпентерам нужны зрители; Вилар давно
перерос эту необходимость.
- И вот что еще, - виновато улыбнулся старик. - Утром, пока вы были в
парке, я позволил себе позаимствовать это. - Он полез во внутренний карман
пиджака и достал сборник стихов Вилара.
- Каково же ваше мнение? - спросил Вилар.
Патриарх нахмурился, поежился, закашлялся.
- Откровенно... - сказал Вилар. - Как я утром.
- Что же, если по-честному, двое сыновей читали эти стихи вместе со
мной. И никто не нашел в них ни складу ни ладу, Вилар. Не знаю, с чего вы
взяли, что у вас есть поэтический талант. Поверьте, вы его лишены.
- Мне и самому часто так казалось, - улыбаясь, ответил Вилар. Он взял
книжку и любовно погладил ее. Ему даже представился второй сборник,
который появится в одном экземпляре

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики