Главная arrow Рассказы arrow Шестой дворец
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Шестой дворец Печать
Оглавление
Шестой дворец
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
. Таким был их договор. Гигант
или вернется с сокровищами или навсегда останется на той безымянной
планетке. Третьего не дано.
Больцано провел сегодня тяжелую ночь. Его уютная квартира была
расположена в одной из южных башен огромного здания, господствующего над
сверкающими водами Эрис. Любивший роскошь, он искренне недоумевал, почему
отнюдь не нищий Липеску предпочитал жить в грязных трущобах на западной
окраине города. В тот вечер Больцано отказался от мысли взять на ночь
какую-нибудь женщину, а ночью пожалел об этом. Не в состоянии сомкнуть
глаз, он просидел всю ночь перед экраном телевизора, глядя в него
невидящим взглядом.
Незадолго до рассвета он вставил в видеомагнитофон кассету с лентой о
сокровище. Она была отснята почти век назад Октавом Мервином с высоты
шестидесяти миль. Теперь кости Мервина белели на равнине, но контрабандные
копии ленты продавались по баснословным ценам на черном рынке.
Сверхчувствительный объектив запечатлел множество интересных подробностей.
Были двери и был страж. Сверкающий, неподвластный времени,
великолепный. Трехметровая квадратная фигура его была увенчана блестящим
куполом головы. Лица у стража не было. Двери позади робота были
соблазнительно распахнуты и недостижимы, как человеческое счастье в этом
мире. За ними громоздились груды сокровищ.
Здесь не было ни самоцветов, ни благородных металлов - это были
произведения искусства чужих миров и неизвестных рас: статуэтки из тканого
железа выглядели живыми, гравировка на пластинах листового титана могла
свести с ума любого эстета, искусные каменные изваяния, геммы и камеи из
струящегося оникса и опала светились внутренним светом, который гений
безымянного мастера замкнул в их плавных обводах. Вот деревянная спираль,
словно инкрустированная радугой, вот костяные гирлянды, затейливо
переплетенные, навевающие мысль об иных пространствах, вот ожерелье из
раковин ослепительной красоты, вот металлическое, но несомненно живое
дерево.
Невообразимое множество головокружительных чудес таилось за этими
призывно распахнутыми дверями сокровищницы. Во всей вселенной не нашлось
бы такого вандала, который пожелал бы превратить эти произведения
искусства в слитки - их ценность была не в материале, а в них самих, в их
неповторимой уникальности. Любой коллекционер заложил бы душу дьяволу за
сотую часть этих сокровищ.
Задолго до окончания ленты желание обладать уже как острая горячка
палило Больцано. Экран погас, а он все сидел в кресле, измученный,
лишившийся последних сил.
Наступало утро. За горы катились три серебряных луны. Красный Вальзар
уже обрызгал кровью темно-синий небосвод. И только тогда Больцано позволил
себе час сна.


Из предосторожности они оставили звездолет на орбите, в пяти тысячах
миль над мертвой планетой сокровищ. Они не могли доверять устаревшим
расчетам, не могли точно назвать радиус действия робота. Если Липеску
выиграет эту партию, Больцано приземлится, чтобы подобрать его и
сокровища. Если он проиграет - Больцано сам попытает счастья.
Тело гиганта под двойной скорлупой космического скафандра казалось
еще более огромным. На спине его горбом выдавался реактивный ранец, а к
груди он прижимал компьютер - свою вторую память, такую же утонченную, как
чудеса сокровищницы. Страж задаст Липеску вопросы, на которые ему поможет
ответить компьютер. А Больцано будет слушать. Если Липеску и ошибется, его
товарищ при второй попытке сумеет исправить сделанную им ошибку и достичь
успеха, переступив через его труп.
- Ты меня слышишь? - спросил Липеску.
- Отлично. Можешь идти!
- Не торопи! Насмотришься еще на мою агонию!
- Неужели ты до такой степени мне не доверяешь? - спросил Больцано. -
Или хочешь запустить меня перед собой?
- Дурак! Я просто не хочу, чтобы моя смерть осталась напрасной. Для
тебя, дурак, стараюсь.
- Иными словами - хочешь меня посмертно облагодетельствовать...
Огромная фигура Липеску в ярости обернулась.
- И не мечтай! - сказал он зло. - Я вернусь. Я обязательно вернусь. -
И он вошел в шлюзовую камеру. Минутой позже его сгорбленная фигура
появилась на экране наружного обзора, наискось опускаясь к поверхности
планеты. Из реактивного ранца у него за спиной вылетали короткие плевки
ракетного пламени, тормозившие его падение на планету.
Чтобы следить за траекторией падения своего товарища, Больцано
пересел в кресло пилота. Луч телевектора неотступно следовал за Липеску с
того момента, как его тело отделилось от корпуса корабля. Вот во вспышке
огня ноги авантюриста коснулись грунта в полутора километрах от
сокровищницы. Гигант отстегнул и оставил на камнях свой ракетный двигатель
и шагнул навстречу Стражу, немой глыбой возвышающемуся у дверей. Первый
шаг-прыжок, второй, третий...
Больцано превратился в сплошные глаза и уши

 
След. »


Другие произведения
Новости фантастики