Главная arrow Романы arrow Вверх по линии
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Вверх по линии Печать
Оглавление
Вверх по линии
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
. Там была и колонна со змеями, привезенная сюда из Дельф
императором Константином, и огромный обелиск Тутмоса Третьего, выкраденный
из Египта первым из Феодосиев. Блондинка запомнила их в Стамбуле внизу по
линии, где они все еще продолжали стоять, хотя сам ипподром давно уже
исчез.
- А где же третий обелиск? - спросила она.
- А третий, - спокойно объяснил ей Метаксас, - еще не возведен. Лучше
об этом помалкивать.
Был третий день состязаний - день, ставший роковым. Мрачное
настроение охватило арену, на которой возводили на трон императоров и
свергали их с трона. Вчера и позавчера, я это слышал собственными ушами,
раздавались злобные, непристойные выкрики, стоило только Юстиниану
появиться в своей императорской ложе. Толпа вопила о том, чтобы он
освободил заключенных в темницы вожаков партий, но он не обратил внимания
на эти крики и дал знак продолжать состязания. Сегодня, 13 января, весь
Константинополь превратился в огнедышащее жерло вулкана. Времятуристы
обожают катастрофы, эта была одной из самых грандиозных. Я знал это. Я уже
был ее очевидцем.
Внизу судьи и священники завершали предварительный ритуал. Мимо
трибун прошла торжественная процессия императорской стражи с
развевающимися знаменами. Те из вожаков "синих" и "зеленых", которые не
были арестованы, обменялись формальными холодными приветствиями. Но вот
толпа вся пришла в движение - это в императорскую ложу прошел сам
Юстиниан, мужчина среднего роста, несколько полноватый, с круглым,
багровым лицом. За ним проследовала в ложу императрица Феодора, укутанная
в тесно прилегающие к телу, насквозь просвечивающиеся шелка, через которые
были видны напомаженные соски грудей. Они светились через ткань, как
сигнальные огни.
Едва Юстиниан ступил на ступеньки, ведущие в его ложу, как толпа
тотчас же взорвалась криками:
- Освободите их! Отпустите их на свободу!
Он спокойно и торжественно приподнял складки своего пурпурного
облачения и благословил собравшихся, трижды изобразив крестное знамение,
один раз в сторону центральной трибуны, во второй раз - в сторону трибун,
расположенных справа от императорской ложи, в третий раз - слева. Рев
толпы нарастал. Он швырнул вниз белый платок - пусть начинаются
состязания! Феодора потянулась, зевнула и высоко подтянула полы своего
одеяния, любуясь изгибом собственных бедер. Ворота конюшен широко
распахнулись. Оттуда выехали первые четыре колесницы.
Это были квадриги - упряжки из четырех лошадей. Собравшиеся на
ипподроме начисто позабыли о политике, как только колесницы, колесо в
колесо, вступили в единоборство. Метаксас удовлетворенно заметил при этом:
- Феодора побывала в постели с каждым из возниц. Хотелось бы мне
узнать, кто из них является ее любимцем.
На лице у императрицы явственно проступала глубочайшая скука. Когда я
впервые, в предыдущую вылазку, очутился здесь, то был немало удивлен,
увидев ее в императорской ложе. Я считал, что императриц не пускали на
ипподром. И это на самом деле было так, но не для такой женщины, как
Феодора, устанавливались какие-либо правила.
Колесницы быстро прошли прямой участок, проехав мимо монументов,
обогнули арену и повернули назад. Каждая гонка состояла из семи кругов по
арене; на специальной подставке было выставлено семь страусиных яиц, и
после прохождения каждого круга с нее снималось по одному из них.
Мы поглядели на две гонки. Затем Метаксас произнес:
- Давайте шунтируемся на один час вперед и станем свидетелями
кульминации сегодняшнего дня состязаний.
Только Метаксас мог позволить себе такое грубейшее нарушение всех
норм поведения вверху по линии: каждый из нас произвел настройку своего
персонального таймера, и мы шунтировались, все вместе и одновременно,
вызывающе пренебрегши правилами совершения временных прыжков в
общественных местах. Когда мы снова появились на ипподроме, вот-вот должен
был начаться шестой заезд.
- Вот теперь-то и начнутся беспорядки, - с довольным видом объявил
нам Метаксас.
Заезд прошел весьма гладко. Однако, когда победитель вышел вперед,
чтобы получить причитавшийся ему венок, из группы "синих" раздался дружный
рев:
- Да здравствуют "зеленые" и "синие"!
Мгновеньем позже, с трибуны "зеленых", раздался столь же дружный
ответ:
- Да здравствуют "синие" и "зеленые"!
- Партии объединяются против Юстиниана, - тихо произнес Метаксас
тоном бывалого школьного наставника. Хаос, наступивший на трибунах
ипподрома, казалось, совершенно не задевал его.
- Да здравствуют "зеленые" и "синие"!
- Да здравствуют "синие" и "зеленые"!
- Да здравствуют "зеленые" и "синие"!
- Победа!
- Победа!
- Победа!
Только это одно слово, "победа", во всю мощь изрыгали тысячи глоток.
- Ника! Ника! Победа!
Феодора рассмеялась. Юстиниан, нахмурившись, посовещался с
командирами своей императорской гвардии

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики