Главная arrow Романы arrow Вверх по линии
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Вверх по линии Печать
Оглавление
Вверх по линии
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
. Я показывал своей
группе все, что было положено, но не способен был ни на что, не
предусмотренное в маршруте. Я был не в состоянии последовательностью
мелких прыжков развернуть перед своими туристами панораму событий во всей
ее цельности и полноте, как это делал Метаксас, и как я сам собирался
всегда поступать в качестве курьера времени.
Частично мои беды объяснялись неопределенностью моего положения в
отношении Пульхерии. Образ ее тысячи раз за день представал перед моим
мысленным взором. Я представлял себе, как я перепрыгиваю в 1105 год и
начинаю планомерную обработку Пульхерии; она несомненно, помнит меня по
лавке с пряностями, как я помню не допускавшее никаких других толкований,
неприкрытое приглашение, которое она выразила тогда без слов.
Моя беда заключалась еще в том, что начало притупляться ощущение
чуда, которое осуществилось благодаря путешествиям во времени. Я провел на
византийском маршруте вот уже почти полгода, и чарующий трепет, который я
испытывал раньше, понемногу пропадал. Одаренный курьер - такой, как
Метаксас - способен столь же сильно волноваться при виде тысячной по счету
коронации императора, как и в первый раз. И передать свое возбужденное
состояние людям, которых он сопровождает. Возможно, я не был от природы
одаренным курьером. Мне наскучили церемония освящения Айя-Софии и крещение
Феодосия Второго, как прислуге дома терпимости надоедает смотреть на
разворачивающиеся у нее перед глазами оргии.
И еще мои неприятности в какой-то мере были связаны с присутствием в
моей группе Конрада Зауэрабенда. Этот жирный, вечно потный, неряшливый
господин становился для меня невыносимо противным всякий раз, как только
он открывал рот.
Он был неглуп, хитер, но слишком уж вульгарен и груб, неотесанный
деревенский чурбан. От него всегда можно было ожидать какого-нибудь,
совершенно неуместного, замечания где угодно и когда угодно.
В Августеуме он присвистнул и произнес:
- Какая шикарная автостоянка могла бы здесь разместиться!
Внутри Айя-Софии он похлопал по плечу седобородого священника и
доверительно поведал ему:
- Единственное, что хотел бы сказать вам, батюшка, так это: какая у
вас здесь миленькая церковка!
Во время посещения эпохи иконоборчества, наступившей в период
правления Льва Исаврийского, когда лучшие произведения живописи в Византии
уничтожались под предлогом борьбы с идолопоклонством, он перебил страстную
речь одного из самых ревностных фанатиков-иконоборцев вопросом:
- Эй, вы что, совсем с ума посходили? Не понимаете, что тем самым
губите туристский промысел в этом городе?
Кроме того, Зауэрабенд был совратителем малолетних и открыто гордился
этим.
- Я ничего не в силах поделать с этим, - объяснял он. - Вот такой у
меня бзик. Мой старик называет это комплексом Лолиты. Мне они нравятся,
когда им двенадцать, ну от силы тринадцать лет. Сами понимаете: достаточно
взрослые, чтобы у них уже начались месячные и выросло немножко волосенок
тут и там, но все же еще не полностью созревшие. Вкусить до того, как у
женщины вырастет грудь - вот мой идеал. Я терпеть не могу покачивающееся
женское мясо. Приятненький бзик, верно?
Верно, весьма приятненький. Тем не менее, для нашей группы совершенно
непотребный, потому что в ней была Пальмира Гостмэн - Зауэрабенд
непрерывно алчно на нее поглядывал. Жилье, предоставляемое туристам во
времени, далеко не всегда обеспечивает достаточное уединение, поэтому
влюбленные взгляды Зауэрабенда довели бедное дитя до отчаяния. Он все
время околачивался возле нее, неся несусветную чушь. Это вынуждало ее
одеваться и раздеваться под одеялом, как будто это было девятнадцатое или
двадцатое столетие; а когда ее папаша не смотрел в ее сторону, Зауэрабенд
гладил своими жирными лапами крохотные бугорки ее грудей и шептал ей на
ухо непристойные предложения. В конце концов я был вынужден предупредить
его о том, что если он не оставит Пальмиру в покое, мне придется
вышвырнуть его с маршрута. Это отрезвило его на несколько дней. Отец
девочки, между прочим, счел весь этот инцидент весьма забавным.
- Может быть, девчонка как раз и нуждается в хорошей встряске, -
сказал он мне, - после которой она и начнет наливаться всеми положенными
соками, а?
Папаша Гостмэн также одобрительно относился к шашням своего сыночка
Бильбо с мисс Пистил, хотя нам всем стали изрядно досаждать, так как мы
тратили ужасно много времени зря, каждый раз дожидаясь, когда эта парочка
закончит свое очередное совокупление. Бывало и так: когда я предварительно
знакомил своих подопечных с тем, что они должны увидеть, Бильбо
пристраивался к мисс Пистил сзади, и вдруг лицо ее начинало выражать
томление, и я уже знал, что он снова принялся за свое, задрав ей юбку, и
не успокоится, пока лица их не исказятся в экстазе. Все это время Бильбо
ходил довольный, как кот, вылизавший целую тарелку сметаны, что было,
по-моему, вполне оправдано для четырнадцатилетнего мальчишки, добившегося
любовных утех с женщиной, которая была старше его на добрых десять лет

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики