Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. В этом нет ничего неестественного. Я
также уверен, хотя и не могу этого доказать, что многие мужчины Борсена во
сне желают своих названых сестер. А происходит это просто потому, что
наяву такие желания твердо и неукоснительно подавляются. И далее, хотя
Халум и я наслаждались родством наших душ в намного большей степени, чем
это характерно для названых братьев и сестер, я ни разу не искал с ней
физической близости. Примите это на веру, если можете. На этих страницах я
рассказываю вам о многом, что дискредитирует меня, не делая попыток утаить
что-либо, для меня постыдное. Так что если бы была нарушена душевная связь
с Халум, я рассказал бы вам и об этом. Вы должны верить мне и не судить за
грехи, совершенные во сне.
Тем не менее я считаю себя виновным в том, что всю ночь и все утро
был слаб духом и что камень лежал у меня на душе, когда я честно и
правдиво излагал на бумаге события той ночи. Думаю, на самом деле
тревожило меня не влечение к Халум во сне, которое, возможно, простят мне
даже мои враги, а уверенность в том, что я повинен в смерти Халум. А этого
я сам не в состоянии простить себе.




9



Возможно, следовало еще раньше сказать, что каждый мужчина Борсена,
так же как и каждая женщина, нарекаются вскоре после рождения назваными
братом или сестрой. Никто из членов такой триады не может быть
родственником друг другу. Все это является предметом особых забот
родителей, поскольку названые брат и сестра обычно более близки, чем члены
собственной семьи, связанные узами кровного родства.
Поскольку я был вторым сыном септарха, мое побратимство было делом
большой государственной важности. Было бы в высшей степени демократично,
но непрактично связать меня узами родства с ребенком крестьянина. Пользу
из этого старинного обряда можно извлечь, если все побратимы находятся на
одной и той же ступени социальной лестницы. Правда, меня не могли
побратать с детьми другого септарха, так как в один прекрасный день судьба
могла возвести меня на отцовский трон, а септарх не должен быть связан
узами родства с царственным домом другой провинции, дабы не ограничивать
его свободу решений и поступков. Поэтому необходимо было организовать узы
моего названого родства с детьми аристократов, но не родственников
правящей династии.
Все было устроено названым братом моего отца Улманом Котрилем.
Это было последней услугой, которую он оказал моему отцу, поскольку
сразу после моего рождения он был убит бандитами из Крелла. Для того,
чтобы найти мне названую сестру, Улман Котриль отправился на юг, в
Маннеран, и договорился о родстве с еще неродившимся ребенком Сегворда
Хелалама, верховного судьи морского порта. Было определено, что ребенок
Хелалама будет девочкой. Затем названый брат моего отца вернулся в Саллу и
дополнил триаду будущим сыном Луинна Кондорита, генерала, который ведал
охраной наших северных границ.
Ноим, Халум и я родились на одной и той же неделе, и мой отец лично
исполнил обряд побратимства. Церемония проводилась во дворце септарха,
причем рядом стояли доверенные лица Ноима и Халум. Позже, когда мы
подросли, наше побратимство было подтверждено в присутствии друг друга.
Для этого меня возили в Маннеран, где я впервые увидел Халум. И с тех пор
мы редко разлучались. Сегворд Хелалам не возражал против того, чтобы его
дочь воспитывалась в Салле, так как надеялся, что ей удастся сделать
блестящую партию, сочетавшись браком с кем-нибудь из выдающихся лиц при
дворе моего отца. В этом ему пришлось разочароваться, поскольку Халум так
и не вышла замуж и, насколько мне известно, до самой могилы оставалась
девственницей.
Такая схема братских уз давала возможность хоть какого-то бегства от
вынужденного одиночества, в котором положено жить нам - жителям Борсена.
Вам теперь не мешало бы узнать - даже если вы инопланетянин, - что
давным-давно был установлен обычай, который запрещал нам открывать свою
душу перед другими. Если позволить слишком много говорить о себе, то, как
полагали наши предки, это неизбежно приведет к потворству собственным
слабостям, к жалости к самому себе и к разрушению личности. Поэтому нас
приучали с детства держать все при себе и, дабы тирания такого обычая была
еще более жестокой, запрещалось даже пользоваться такими словами, как "я"
или "себе" во время обычных вежливых разговоров. Если у нас и возникают
проблемы, мы молча их улаживаем. Если нам присущи честолюбивые помыслы, мы
их реализуем, не выставляя свои надежды напоказ. Если нас обуревают
желания, мы стараемся удовлетворить их, самоотрекаясь, безлично. Из этих
жестких правил делаются только два исключения. Можно открыто говорить
только со своими исповедниками, являющимися церковными функционерами.
Кроме того, мы можем, в определенных пределах, открываться своим
побратимам

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики