Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
.
Завет учит нас смело встречать возникающие трудности, ибо только это
закаляет характер, давая возможность находить верное решение проблем,
казавшихся неразрешимыми.
И в это мгновение Случайность посмеялась над высокопарными этическими
поучениями Завета. Пока я мучился в нерешительности, зазвенел телефон.
Стиррон схватил трубку и минут пять слушал с напряженным вниманием, при
этом лицо его стало мрачным, во взгляде появились молнии. Положив трубку,
он взглянул на меня так, словно я был абсолютно чужим для него.
- В Споке уже едят мясо только что умерших, - пробормотал он. - На
склонах Конгороя танцуют до исступления в надежде, что будет ниспослана
пища. Безумие! Миром овладело Безумие!
Он сдавил кулаки, бросился к окну, прижался к нему лицом, закрыв
глаза, и, как я полагаю, на некоторое время позабыл о моем присутствии.
Затем опять зазвонил телефон. Спина Стиррона дернулась, как будто его
ранили. Он повернулся и подбежал к аппарату. Заметив меня, застывшего у
двери, он нетерпеливо стал махать руками и кричать:
- Так что же?.. Ты уходишь? Ну и черт с тобой! Отправляйся куда
хочешь со своим побратимом. Оставляй меня одного! О, отец, отец!
Он схватил трубку. Я попытался было преклонить колени перед тем, как
уйти, но Стиррон яростно замахал руками, давая понять, чтобы я убирался из
комнаты. Так я и ушел, не дав ему никаких обещаний.




11



Ноим и я отправились из столицы через три дня. Нас сопровождала
только небольшая группа слуг. Погода была плохая, сухое лето быстро
сменилось холодными осенними дождями.
- Вы помрете от плесени, прежде чем увидите Глин, - сказала Халум, -
либо утонете в грязи Главного Шоссе Саллы.
Последний вечер перед нашим отъездом она провела с нами, в доме
Ноима. Маленькая комнатка под крышей послужила ей в ту ночь спальней.
Позавтракали мы все вместе. Никогда я не видел ее более прелестной, чем
тогда. В то утро она была воплощением сверкающей красоты, которая озаряла
хмурый рассвет как факелом. Возможно, я неосознанно увеличивал степень ее
привлекательности в своих глазах, зная, что она вот-вот уйдет на
неопределенное время из моей жизни, и ощущая горечь от этой потери. Она
была одета в тонкое золотистое платье, плотно облегающее ее фигуру, и
каждый изгиб ее тела возбуждал во мне недостойные помыслы, от которых я не
знал куда деваться. Халум была в самом соку своей юной женственности.
Такой она была уже несколько лет. Я даже поражался тому, что она до сих
пор оставалась незамужней. Хотя я, Ноим и она были одного возраста, ее
детство закончилось, как и положено девочкам, раньше, чем у нас.
Непроизвольно я привык думать о ней, как о старшей сестре. Когда у нее уже
были тугие женские груди и месячные, у нас с Ноимом еще не было волос ни
на теле, ни на щеках. И пока мы догоняли ее в своем физическом созревании,
она становилась все более и более взрослой. Голос у нее стал глубже и
ниже, в движениях появилась плавность. Было невозможно отказаться от
представления о ней, как о старшей сестре, которая вскоре станет чьей-либо
невестой, чтобы не перезреть и не прокиснуть в девичестве. Неожиданно у
меня появилась уверенность в том, что Халум выйдет замуж, пока я буду в
Глине. Мысль о некоем потеющем от страсти незнакомце, обладающем ею,
вызвала у меня такой приступ тошноты, что я отвернулся от нее и бросился к
окну вдохнуть влажный воздух в свои трепещущие легкие.
- Тебе нехорошо? - участливо спросила Халум.
- Как-то неловко, сестра.
- Но определенно нет никакой опасности. Ведь тебе даровано разрешение
септарха отправиться на север.
- Нет документа, который можно было бы предъявить, - напомнил Ноим.
- Но ты же сын и брат септарха! - вскричала Халум. - Какая дорожная
стража посмеет шутить с тобой?
- Правильно, - согласился я. - У меня не должно быть оснований для
страха. Нет, это просто какое-то чувство неопределенности. Не забудь,
Халум, что сейчас начинается моя новая жизнь, - попробовал я улыбнуться. -
Ну что ж, пора уже отправляться!
- Побудь еще немного, - взмолилась Халум.
Но мы были неумолимы. На улице нас уже ждали слуги с подготовленными
краулерами. Халум обняла нас, прижавшись сначала к Ноиму, затем ко мне,
потому что именно я никогда не вернусь сюда. Когда она оказалась в моих
объятиях, я был ошеломлен той откровенностью, с которой она предлагала
себя: губы к губам, живот к животу, грудь к груди. Стоя на носках, она с
силой прижималась своим телом к моему. На какое-то мгновение я ощутил ее
дрожь, а затем и сам затрепетал. Это был вовсе не поцелуй сестры и тем
более не поцелуй названой сестры. Это был страстный поцелуй новобрачной,
провожающей своего молодого мужа на войну, с которой - она это знала - ему
не суждено вернуться. Я был обожжен этой вспышкой страсти

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики