Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Будто спала
какая-то завеса. Ту Халум, которая бросилась ко мне, я не знал до сих пор.
Она горела зовом плоти, не в силах таить в себе запрещенное вожделение к
брату. Или я все это только вообразил?
В это единственное, казавшееся вечностью мгновение Халум отбросила
сдержанность и позволила рукам и губам сказать мне правду о своих
чувствах. Но я не мог ответить ей подобным же образом. Мое воспитание не
позволяло мне относиться к названой сестре иначе, чем предписывалось
Заветом. Я оставался холоден, хотя мои руки и обнимали ее тело. Вероятно,
на миг я чисто инстинктивно оттолкнул Халум от себя, пораженный ее
страстью. Но может, и не было никакой страсти, а была лишь горечь
расставания? В любом случае этот порыв Длился недолго, руки Халум ослабли,
и я освободился от объятий. Теперь она казалась брошенной и застывшей от
недоумения, будто я жестоко обидел ее, отказавшись от того, что она так
щедро давала.
- Пора! - нетерпеливо сказал Ноим.
Пытаясь как-то спасти положение, я слегка прикоснулся своей ладонью к
прохладной кисти Халум, словно давая ей какое-то обещание... При этом я
натянуто улыбнулся, она ответила скованной, неестественной улыбкой.
Возможно, мы бы и обменялись парой сбивчивых слов, но Ноим схватил меня за
локоть и с силой повел за собой.
Так началось мое путешествие за пределы родной земли.




12



Я настоял на том, чтобы исповедаться, прежде чем мы уедем из Саллы.
Раньше это не входило в мои намерения, и теперь Ноима раздражала
непредвиденная задержка. Однако страстное желание найти утешение в
религиозном обряде росло во мне по мере того, как мы приближались к
окраинам столицы.
Мы уже почти час были в пути. Дождь усилился, порывистый ветер с
хлопаньем бил в ветровые стекла наших краулеров. На замощенных булыжниками
улицах было скользко, и ехать приходилось довольно осторожно. Ноим вел
одну из машин, я уныло восседал рядом с ним. Другая машина, в которой
помещались слуги, ползла вслед за нами. Было раннее утро, и город еще
спал. Созерцание каждого квартала, по которому мы проезжали, отзывалось
щемящей болью в сердце, будто что-то насильственно отторгали от меня. Вот
исчез дворцовый ансамбль, затем шпили Судебной Палаты, огромные коричневые
здания университета, церковь, где мой отец приобщил меня к Завету, Музей
Человечества, который я столь часто посещал со своей матерью, чтобы
полюбоваться на великолепие дальних звездных систем. Проезжая вдоль
прекрасного жилого массива, который раскинулся по берегам канала Сканген,
я скользнул взглядом по фасаду вычурного дворца-резиденции герцога
Конгоройского, где на шелковых простынях в спальне его красавицы дочери
потерял невинность не так уж много лет назад.
В этом городе я прожил всю свою жизнь и, может быть, больше никогда
его не увижу. Воспоминания о прошлых днях сотрутся со временем и исчезнут
из памяти, как исчезает верхний слой почвы с унылых полей Саллы, смываемый
безжалостными зимними дождями. С детства я знал, что в один прекрасный
день брат мой станет септархом и в этом городе больше уже не будет для
меня места. И все же я надеялся, что такое произойдет не скоро, а может
быть, и вовсе не произойдет. И вот мой отец лежит в богато украшенном
гробу, брат согнулся под тяжким бременем короны, я же вынужден покидать
Саллу, еще не начав жить по-настоящему. И такая жалость к самому себе
охватила меня, что я даже не осмелился заговорить с Ноимом. Хотя не для
того ли побратим, чтобы облегчать перед ним свою душу? Когда мы очутились
на древних улицах Старого Города, невдалеке от городских стен я заметил
обшарпанную церковь и сказал Ноиму:
- Останови здесь, на углу. Нужно зайти и облегчить душу.
Ноим продолжал вести машину, как будто ничего не слышал.
- Разве можно отказывать в праве на общение с Богом? - пылко произнес
я. И только тогда, весь внутри кипя, он остановил машину и дал задний ход,
чтобы я смог выйти у самой церкви.
Здание церкви уже давно нуждалось в ремонте. Надпись рядом с дверью
была неразборчивой. Мостовая перед церковью была в трещинах и выбоинах.
Старый Город Саллы насчитывает более чем тысячелетнюю историю. Некоторые
из домов сохранились с момента основания столицы, хотя большинство
превратилось в развалины. Жизнь в этом районе по сути прекратилась, когда
один из средневековых септархов счел нужным построить свой дворец,
существующий и поныне, на вершине холма Сканген. По ночам Старый Город
заполняют толпы искателей наслаждений, которые хлещут голубое вино в
подвальных помещениях кабаков. Однако в этот ранний туманный час здесь
было довольно угрюмо. Безглазые каменные стены окружали меня со всех
сторон - в Салле вместо окон принято прорубать узкие щели, но в Старом
Городе своеобразие нашего строительства доведено до крайности

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики