Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. К концу исповеди он дрожал и едва не
потерял способность говорить. Интересно, а где сами исповедники могут
избавиться от бремени всех тех грехов и печалей, которые они впитывали от
своих клиентов? Им запрещено говорить обычным людям что-либо из того, о
чем они узнали во время исповеди. И есть ли у исповедников исповедники,
которым они могут сообщить то, о чем нельзя сказать никому другому? Я не
понимаю, как исповедник может выдержать без чьей-либо помощи ту лавину
печали, которую обрушивают на него ежедневно его клиенты.
Итак, я очистил свою душу, теперь следует дождаться посева, до
которого оставалось совсем уже недолго. Времени на созревание урожая в
суровом климате Глина отводится немного. Приходится сажать семена в почву
еще до того, как зима полностью ослабит свою хватку, чтобы захватить
каждый луч весеннего солнца. Стамвиль подождал немного, боясь что после
оттепели снова закружит жестокая вьюга, а затем, хотя земля представляла
собой вязкую жижу, он и его домочадцы вышли на работу, чтобы засеять поле
хлебными злаками, посадить в огороде овощи, а в палисаднике - пряные
цветы.
Согласно обычаю, сеять выходили обнаженными. Увидев, как все
раздеваются, я с удивлением спросил:
- Зачем в такое холодное время выходить в поле совершенно нагими?
- Грязь очень скользкая, - объяснила названая сестра дочери Стамвиля,
- и голую кожу легче отмыть, чем отстирать одежду.
Посев занял восемь дней. На девятый, пожелав Стамвилю и его семье
хорошего урожая, я покинул деревню Клек и начал свое путешествие к
побережью.




19



Один из соседей Стамвиля в первый день подвез меня в своей телеге.
Почти весь второй день я шел пешком, третий и четвертый мне удалось
проехать верхом, а пятый и шестой пришлось снова идти пешком. Было еще
холодно, но воздух был уже весенним, почки на деревьях набухали.
Возвращались перелетные птицы.
Я сделал большой крюк, обойдя Глейн, чтобы не подвергаться излишнему
риску, и, насколько мне помнится, без особых происшествий быстро добрался
до Бьюмара - главного морского порта Глина и второго по численности
населения города в этом государстве.
Он не так уродлив, как Глейн, хотя вряд ли в нем можно найти
что-нибудь привлекательное. Сразу же по прибытии я узнал, что пассажирское
сообщение между Глином и южными провинциями прекратилось три месяца назад
из-за нападений пиратов, базирующих в Крелле. А так как Глин и Крелл ведут
ныне необъявленную войну, добраться до Маннерана можно лишь транзитом
через Саллу; но подобный шаг едва ли следовало расценить иначе, как
самоубийство. Деньги у меня были. Я нашел себе комнатку в доме, где была
таверна поблизости от гавани и несколько дней провел, собирая различные
слухи о положении на море. Хотя пассажирское сообщение было отменено,
торговое мореплавание, как с удивлением обнаружил я, не прекращалось, так
как он него зависело благосостояние Глина. Караваны торговых судов, хорошо
вооруженных, продолжали ходить строго по расписанию. Хромой моряк, чья
комната располагалась рядом с моей, рассказал как-то (после того как
основательно подогрелся голубым вином из Саллы), что купеческий караван
выйдет из гавани в ближайшую неделю и что его наняли на одно из судов. Я
уже было задумал напоить его допьяна и позаимствовать документы, как это
делается в рассказах о пиратах для детей, но подвернулся сам собой менее
драматичный способ - я выкупил его контракт.
Сумма, которую я предложил ему, была больше той, которую он мог
заработать, плывя в Маннеран и обратно, поэтому моряк был счастлив взять
деньги и позволить мне занять его место. Мы провели всю ночь, обсуждая его
обязанности на судне, поскольку я ничего не знал о морской службе. К
наступлению утра я по-прежнему ничего не знал, но уже понимал, каким путем
смогу имитировать тот минимум осведомленности, без которого пребывание на
судне вряд ли станет возможным.
Без всяких помех я взошел на борт судна на воздушной подушке с
низкими бортами, тяжело нагруженного товарами из Глина. Проверка
документов была чисто формальной. Я получил ключи от каюты и неплохо
устроился. В первые дни добрую половину работ, порученных мне, удавалось
выполнять либо глядя, как это делают другие, либо опираясь на собственную
интуицию. Все остальное я делал кое-как, и вскоре мои коллеги-моряки
признали во мне "халтурщика", однако своим знанием они не делились с
офицерами. Какая-то солидарность все же есть среди низших чинов. А, кроме
того, порученную мне работу, хоть и с грехом пополам, но я выполнял! Я еще
раз убедился в правомерности своего мрачного мнения о людях, которое
сложилось за время моего отрочества среди аристократов. Моряки, подобно
лесорубам и крестьянам, относились друг к другу искренне и добродушно,
чего я никогда не встречал среди тех, кто более неукоснительно
придерживался Завета

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики