Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Так что
капитан из Глина или Крелла, купец из Саллы или с запада - все они должны
подчиняться решениям, когда стоят перед лицом верховного судьи, без права
апелляции в суд своей родной провинции. Но будь Сегворд Хелалам только
арбитром в купеческих дрязгах, вряд ли он добился бы того влияния, которым
пользовался сейчас. Сотни лет на эту должность возлагались и другие
обязанности, кроме вынесения судебных вердиктов. Только верховному судье
дано право регулировать, сколько иностранных судов, ежегодно заходящих в
гавань Маннерана, скажем, из Глина, либо Саллы, либо Трайша смогут
получить разрешение на торговлю. Благосостояние почти всех провинций
Борсена зависит от решения Сегворда. Поэтому его обхаживают септархи,
наделяют дарами, осыпают милостями и похвалами в надежде, что он разрешит
их провинции послать в Маннеран хоть одно лишнее, незапланированное судно.
Таким образом, верховный судья выполняет роль своего рода
экономического фильтра материка Велада, открывая или закрывая рынки сбыта
товаров по своему усмотрению. И делает он это, повинуясь не своим
капризам, а с учетом экономической конъюнктуры и степени интенсивности
перетекания богатств из одной страны в другую. Поэтому невозможно
переоценить значимость его в нашем обществе.
Должность эта не является наследственной, хотя и назначают на нее
пожизненно. Смещен верховный судья может быть только после сложной и
запутанной, а потому редко применяемой процедуры отзыва с должности. Таким
образом, энергичный судья, такой, например, как Сегворд Хелалам, может
стать более могущественным в Маннеране, чем сам старший септарх. В любом
случае система власти, основанная на правлении септархов, находится в
Маннеране в упадке. Два престола из семи остаются свободными последние сто
лет, если не больше, а те, кто занимают оставшиеся пять, уступили большую
часть своих прерогатив гражданским служащим, став не более чем
церемониальными фигурами. Старший септарх еще сохраняет некоторые остатки
былого величия, но он обязан совещаться с верховным судьей порта по всем
вопросам, касающимся экономики, а сам судья столь часто вмешивается в
деятельность правительства Маннерана, что, по правде говоря, трудно
определить, кто является правителем, а кто - гражданским служащим.
На третий день моего пребывания в Маннеране Сегворд взял меня с собой
в здание суда подписать контракт на предоставление мне работы. Я, выросший
во дворце, был потрясен видом штаб-квартиры правосудия порта; что меня
поразило, так это не богатство (которого, кстати, и не было), а огромные
размеры.
Широкое здание из желтого кирпича, четырехэтажное, массивное и
приземистое, казалось, простиралось на целых два квартала от порта в
сторону центра города. За обшарпанными столами в комнатах с высокими
потолками сидела целая армия клерков, которые корпели над бумагами и
шелестели бланками. Душа моя содрогнулась от мысли, что именно так я буду
проводить все свои дни. Сегворд вел меня по нескончаемому коридору,
принимая на ходу знаки почтения со стороны работающих. То и дело он
останавливался, чтобы с кем-то поздороваться, глянуть на незаконченный
отчет, посмотреть на панель, где отмечалось перемещение каждого судна,
находящегося на расстоянии трехдневного перехода до Маннерана. Наконец мы
вошли в анфиладу прекрасных комнат, расположенных вдали от суеты и
суматохи, которые я только что наблюдал. Показав мне прохладную
великолепную комнату, примыкающую к его кабинету, Сегворд сказал, что
именно здесь я буду работать.
Соглашение, которое я подписал, мало чем отличалось от контракта,
предлагаемого исповедником. Я обязался не раскрывать никому ничего из
того, что узнаю при выполнении своих обязанностей, под страхом ужасных
наказаний. Со своей стороны суд порта обеспечивал меня работой на всю
жизнь, гарантировал постоянное увеличение жалования и различные прочие
привилегии, о каких принцы обычно не беспокоятся.
Я быстро обнаружил, что не рискую стать всеми забытым чернильным
червем. Как и предупреждал Сегворд, жалованье мое было низким, а ранг в
бюрократической иерархии ничтожным, ответственность же на меня возлагалась
немалая. По сути я был его личным секретарем.
Все секретные сообщения, направляемые верховному судье для просмотра,
сначала попадали на мой стол. Моя задача заключалась в том, чтобы отсеять
несущественные бумаги и подготовить краткий обзор остальных документов,
кроме тех, которые, по моему мнению, были настолько важными, что их нужно
было переправлять судье. Если судья порта являлся в своем роде
экономическим фильтром материка Велада, я был фильтром такого фильтра,
поскольку он читал только те бумаги, с которыми я считал нужным его
ознакомить. Судья принимал решения, основываясь на тех данных, которыми
именно я его снабжал.
Как только мне это стало ясным, я понял, что Сегворд направил меня по
пути к большой Власти в Маннеране

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики