Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Вероятно, это нормально для второго
сына септарха. Сначала был мой отец, с которым я даже не мечтал сравняться
ни по власти, ни по могуществу. Затем появился Стиррон, чье восшествие на
престол привело к моему добровольному изгнанию. Затем мой хозяин на
лесоповале в Глине, затем Сегворд Хелалам, затем... Швейц. У всех этих
людей была цель в жизни и они решительно шли к ней. Они знали свое место в
жизни и держались за него, в то время как я частенько пребывал в смятении.
Теперь же, когда прошла добрая половина жизни, наконец и я могу проявить
себя. У меня появилась цель! Божественное провидение привело меня сюда,
сделало меня тем, кем я стал, подготовило мой дух для осуществления
великой миссии. И я с радостью взялся за нее.




46



У меня была знакомая девушка, которой я покровительствовал. Она
говорила, что является незаконнорожденной дочерью герцога Конгоройского,
зачатой им во время одного из его официальных визитов в Маннеран еще в
годы правления моего отца. Возможно, это было правдой. Она, во всяком
случае, верила в это. Дважды или трижды в месяц я навещал ее на
часок-другой, когда совсем одуревал от своей будничной работы либо от
скуки, которая буквально душила меня. Девушка была простой, но отзывчивой,
мягкой, нетребовательной. Я не скрывал от нее, кто я такой, но никогда не
изливал перед нею свою душу и не ожидал подобного и от нее. Разумеется, и
речи не могло быть о любви между нами. Она стала первой, кому я дал
снадобье, смешав его с золотистым вином.
- Мы выпьем это вместе, - сказал я, и когда она спросила у меня, что
это такое, ответил, что это очень сблизит нас.
Тогда она спросила, как воздействует этот напиток на нас, спросила
просто из любопытства. И я объяснил:
- Оно откроет друг перед другом наши души. Оно сделает прозрачным все
стены, разъединяющие нас.
Она не возражала, не взывала к Завету и не осуждала зло
откровенности. Она поступила так, как ей было велено, убежденная, что я
ничего плохого ей не сделаю. Мы вместе приняли снадобье и долго лежали
обнаженные, прижавшись друг к другу, пока не почувствовали, как бьются
вместе наши сердца.
- О! - воскликнула девушка. - Все это так необычно!
Но эти новые ощущения не испугали ее. Наши души растворились одна в
другой, затем нас охватила буря взаимных чувств, и никакие запреты Завета
уже не могли сдержать напор нашей любви.




47



В Судебной Палате Порта служил один клерк, некто Улман, человек вдвое
моложе меня, очень многообещающий, который очень мне нравился. Он знал об
истинном моем могуществе в Маннеране, о моем происхождении, однако вовсе
не испытывал страха передо мною. Его уважение ко мне было вызвано только
моими способностями, моими возможностями оценивать и разрешать самые
сложные задачи, связанные с деятельностью Палаты. Однажды я задержал его
после работы и позвал к себе в кабинет после того, как остальные
сотрудники разошлись.
- Есть одно лекарство из Шумара, - начал я, - которое позволяет
разуму одного человека свободно проникнуть в сознание другого.
Он улыбнулся и сказал, что слышал о нем и знает, что его трудно
достать и опасно употреблять.
- Никакой опасности нет! - возразил я. - Что же касается того, как
его достать... - я вытащил один из своих пакетиков. Он продолжал
улыбаться, хотя щеки у него слегка порозовели.
Мы вместе приняли порошок у меня в кабинете. Через несколько часов,
когда мы уходили домой, я дал ему несколько пакетиков, чтобы он предложил
порошок своим друзьям.




48



В Каменном Соборе я осмелился заговорить с одним чужеземцем,
невысоким толстяком в одежде принца, возможно, членом семьи одного из
септархов. У него были ясные спокойные глаза добропорядочного человека.
Весь вид его говорил о том, что он довольно часто заглядывал в свой
душевный мир и был вполне удовлетворен тем, что там видел. Но когда я
заговорил с ним, он оттолкнул меня и отругал с такой яростью, что гнев,
охвативший его, заразил и меня. Я едва не ударил его в слепом бешенстве.
"Самообнажающийся! Самообнажающийся!"
Этот крик эхом прокатился по священному зданию, и многие посетители
вышли из комнат, где они размышляли, чтобы узнать, что произошло. Никогда
еще мне не было так стыдно, как тогда. Моя возвышенная миссия предстала
передо мной в совершенно новом свете - я увидел ее как нечто грязное, а
себя как жалкого, подкрадывающегося исподтишка пса, желающего выставить
напоказ перед незнакомцами свою нечистую душу. Гнев мигом оставил меня,
его место занял страх. Я скользнул, как воришка в тень и поскорее
постарался выскочить через боковую дверь наружу, опасаясь ареста. Целую
неделю я ходил озираясь. Но никто не преследовал меня, кроме разве что
своей собственной совести

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики