Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
.




49



Опасность ареста миновала меня. Снова я почувствовал, насколько
добродетельна моя миссия. Я ощутил только печаль, думая о человеке,
который отказался от моего дара.
За последующую неделю я нашел трех незнакомых мне людей,
согласившихся разделить со мной откровение. Теперь я изумлялся, как могло
случиться, что сомнения едва не одолели меня. Однако самые мучительные
сомнения были впереди...




50



Я попытался теоретически обосновать необходимость использования
наркотика и создать новую теологию любви и искренности. Я изучил Завет и
многочисленные комментарии к нему, стараясь понять, почему первые
поселенцы в Веладе обожествили недоверчивость и скрытность? Чего они
боялись? Что они хотели утаить? Темные люди из сумрачных времен, в черепах
которых копошились ядовитые змеи. Они были убеждены в собственных
добродетелях и поступали из самых благих намерений. Не раскрывай своей
души даже близким. Они не должны знать, что тебе на самом деле нужно. Ты
должен быть открыт только перед богами. Так эти люди и жили сотни лет, не
задавая вопросов, покорные и верные Завету. Для большинства из них
приверженность Завету теперь обусловлена лишь воспитанием и
щепетильностью: они сами не хотят слушать других и посвящать их в свои
заботы, по этому так и живут с запертыми на замок душами. Их душевные раны
кровоточат, а они разговаривают на языке, в котором нет места первому
лицу.
Не пора ли создать новый Завет, утверждающий любовь и соучастие?
Укрывшись дома, я мучительно пытался таковой написать. Что я мог сказать,
чтобы поверили? Мы многого достигли, опираясь на старую мораль, но только
за счет прискорбного отказа от самого себя. Уже нет тех опасностей,
которыми была полна жизнь первых поселенцев, и от некоторых обычаев,
ставших помехами, нужно отказаться. Общество должно развиваться, иначе оно
начнет разрушаться. Любовь лучше, чем ненависть, а доверие лучше, чем
подозрительность. Но многое из того, что я написал, не могло убедить даже
меня самого. Почему я нападаю на установленный порядок? Из глубоких
убеждений или просто ради удовольствия? Я - человек своего времени. Я
крепко связан путами своего воспитания, хотя усиленно старался разорвать
их. Старое мировоззрение вошло в противоречие с новым, еще не
сформировавшимся. Я из одной крайности впадал в другую, стыдясь своей
экзальтации. Когда я усердно трудился над введением к своему Новому
Завету, в кабинет вошла Халум.
- Что ты пишешь? - приветливо спросила она.
Я прикрыл страницу чистым листом и смутился. Девушка стала
извиняться.
- Тебе интересно? - как можно беззаботнее спросил я. - Это отчеты по
службе. Так, пустяки. Обычная бюрократическая писанина.
В этот вечер, презирая себя, я сжег все, что успел написать.




51



В эти недели я совершил много поездок в неизвестные мне места.
Друзья, туземцы, случайные знакомые, любовница - вот компания, с которой я
путешествовал. Но за все это время я ни слова не сказал Халум о белом
порошке. Испытать его действие вместе с ней было моим основным желанием.
Именно ради этого я в первый раз прикоснулся к нему губами. А сейчас я
боялся сделать ей такое предложение: вдруг, познав меня очень близко, она
перестанет меня любить?




52



Несколько раз я был готов заговорить с ней об этом. И каждый раз, в
самый последний момент сдерживал себя. Я не осмеливался приблизиться к
ней. Если хотите, вы можете измерить степень моей искренности по той
нерешительности, которую я тогда проявлял. Насколько чистым, вы можете
спросить, было мое новое вероучение об открытости, если я чувствовал, что
моя названая сестра будет выше такого общения? Но я не стану лукавить, что
была какая-то последовательность в моих размышлениях. Мое освобождение от
табу, тяготевшим над откровенностью, - это следствие внешнего толчка, а не
внутреннего развития, и я был вынужден непрестанно бороться со старыми
этическими представлениями. Хотя, разговаривая со Швейцем, я и произносил
слова "я" и "мне", однако при этом всегда ощущал какую-то неловкость.
Обрывки разорванных пут продолжали сковывать меня. Я любил Халум и желал,
чтобы наши души соединились. В моих руках было средство, которое могло
соединить нас. А я не решался. Да, не решался.




53



Двенадцатым из тех, с кем я разделил снадобье с Шумары, был мой
побратим Ноим. Он часто приезжал ко мне и гостил иногда по целой неделе.
Пришла зима, принеся снег в Глин, холодные дожди в Саллу и лишь туман в
Маннеран, и северяне обожали приезжать в нашу теплую провинцию. Я не
виделся с Ноимом с лета прошлого года, когда мы вместе охотились в
Хашторах. В этом же году мы как-то потеряли интерес друг к другу

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики