Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Место
Ноима в моей жизни занял Швейц, и я почти не ощущал потребности в общении
с побратимом.
Ноим теперь был довольно богатым землевладельцем в Салле: унаследовал
земли семьи Кондоритов и родственников жены. Он пополнел, хотя и не стал
толстым. У него было гладкое, даже несколько слащавое лицо, загорелая
безупречная кожа, полные самодовольные губы; круглые насмешливые глаза
отражали ум и проницательность этого человека. Ничто не ускользало от его
внимания. Появившись у меня в доме, Ноим сразу же тщательно осмотрел меня,
как бы подсчитывая мои зубы и морщинки у глаз, и после формальных братских
приветствий, после передачи подарков его и Стиррона, после подписания
соглашения между собой, между хозяином и гостем, он неожиданно спросил:
- У тебя неприятности, Кинналл?
- С чего ты это взял?
- У тебя заострилось лицо. У тебя какая-то странная улыбка. Улыбка
человека, который хочет показаться беззаботным. У тебя красные глаза, и ты
их стараешься отвести, словно не хочешь смотреть прямо на собеседника.
Что-нибудь не так?
- Эти несколько месяцев были самыми счастливыми, - ответил я,
возможно, даже слишком пылко.
Ноим не обратил внимание на мой ответ:
- У тебя неприятности с Лоимель?
- Пожалуйста, Ноим, ты даже не поверишь, как...
- Перемены написаны на твоем лице, - перебил он меня. - Неужели ты
будешь отрицать, что в твоей жизни произошли перемены?
Я пожал плечами:
- Ну и что? А если и так?
- Изменения к худшему?
- Пожалуй, нет.
- Ты уклоняешься от вопросов, Кинналл. Для чего же тогда побратим,
если не поделиться с ним своими заботами?
- Особых-то забот и нет, - настаивал я.
- Очень хорошо, - и он прекратил расспросы. Но я заметил, что в
течение всего этого вечера побратим внимательно наблюдал за мной. А утром,
за завтраком, он вновь вернулся к нашему разговору. Я ничего не мог скрыть
от него. Мы сидели за бокалами голубого вина и беседовали об урожае в
Салле, о новой программе Стиррона по преобразованию налогообложения,
говорили о вновь возникших трениях между Саллой и Глином, о кровавых
пограничных инцидентах, которые недавно стоили жизни моей сестре. И все
это время Ноим наблюдал за мной. Халум завтракала с нами, и мы вспоминали
о своем детстве, но и тогда Ноим не сводил с меня глаз. Глубина и сила его
участия терзали меня. Вскоре он наверняка станет расспрашивать других,
постарается выудить из разговоров с Лоимель или Халум какие-нибудь
проясняющие подробности и может возбудить в них тревожное любопытство. Я
не мог допустить этого. Ноим должен знать, что стало главным в жизни его
побратима. Вечером того же дня, когда все разошлись, я отвел Ноима в свой
кабинет, открыл тайник, где хранился белый порошок, и спросил, знает ли он
что-нибудь о шумарском снадобье. Он сказал, что даже не слышал о нем. Я
коротко описал ему действие порошка. Лицо его помрачнело, и он как-то
внезапно стих.
- И часто ты употребляешь эту дрянь? - наконец вымолвил Ноим.
- Пока всего одиннадцать раз.
- Одиннадцать? И для чего, Кинналл?
- Чтобы лучше узнать, что из себя представляет собственная душа через
восприятие других, - смело ответил я.
Ноим взорвался хохотом:
- Неужели самообнажение? Ну ты даешь, Кинналл!
- С годами вырабатываются странные привычки, брат.
- И с кем же ты играешь в эти игры?
- Их имена не имеют для тебя никакого значения, - уклонился я. - Ты
не знаешь никого из них. Если говорить в общем, то это жители Маннерана,
любители приключений, которые не боятся риска.
- Лоимель?
Теперь настала моя очередь смеяться.
- Она об этом даже и не помышляет.
- А Халум?
Я покачал головой:
- Хотелось бы набраться смелости и предложить ей попробовать. Но пока
я все скрываю от нее. Из страха, ведь она слишком непорочна и к тому же
легко ранима. Печально, не так ли, Ноим, что приходится скрывать нечто
замечательное, нечто удивительное от своей названой сестры.
- И от названого брата тоже!
- Тебе об этом со временем было бы обязательно сказано. Может,
попробуешь?
Глаза его сверкнули.
- И ты думаешь, надо попробовать? Нет, я не хочу!
Он непристойно выругался, что вызвало у меня всего лишь легкую
усмешку.
- Есть надежда, что побратим разделит все, что довелось испытать.
Сейчас это средство откроет пропасть между нами, ибо приходилось бывать в
таких местах, где ты никогда не был. Понимаешь, Ноим?
Брат кивнул. Я ввел его в искушение - это было видно по его лицу. Он
кусал губы и потирал мочку уха, и все, что происходило в его мозгу, было
мне ясно, будто мы уже разделили с ним снадобье с Шумары. Из-за меня Ноим
испытывал серьезное беспокойство: он понял, что я слишком далеко ушел от
заповедей Завета и что, возможно, вскоре у меня будет крупнейший разлад
как с самим собой, так и с законом

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики