Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Не было ни слова и от моей бывшей жены. Это уязвило меня.
- Неужели Лоимель так занята, что не могла написать хоть пару строк?
Халум, смущенно глядя на меня, мягко сказала, что Лоимель больше не
вспоминает обо мне:
- Похоже, она забыла, что была замужем.
Потом, после писем, началось вручение подарков от друзей, которые еще
остались по ту сторону Война. Они ошеломили меня своим богатством -
массивные цепи из драгоценных металлов, ожерелья из редких камней...
- Дары в честь любви, - сказала Халум, но меня трудно провести. На
эту гору сокровищ можно приобрести несколько крупных поместий. Любящие
друзья неспособны унизить меня переводом денег на мой счет в Салле - они
преподнесли мне дорогие подарки, предоставив возможность освободиться от
них по собственному усмотрению.
- Все это было очень тяжело для тебе? - спросила Халум. - Такое
неожиданное бегство в изгнание?
- Это вовсе не изгнание, а возвращение, - возразил я. - К тому же
здесь есть еще и Ноим - как побратим и товарищ.
- Если бы ты знал, что тебя все так дорого обойдется, - сказала она,
- ты бы позаботился о своих нуждах!
Я рассмеялся.
Она внимательно посмотрела на меня и сказала:
- Кстати, если бы у тебя было немного этого зелья, ты бы попытался
еще раз позабавиться им?
- Вне всякого сомнения.
- Но разве стоит ради этого терять дом, семью, друзей?
- Ради этого стоит потерять даже саму жизнь - усмехнулся я. - Если бы
быть уверенным, что вся Велада попробует это средство.
Этот ответ, казалось, напугал ее. Она отпрянула, приложила кончики
пальцев к своим губам, вероятно, впервые осознав глубину безумия своего
названого брата. Произнося эти слова, я вовсе не упражнялся в красноречии,
моя убежденность должна тронуть ее. Халум осознала силу моей страсти и
испугалась за меня.
Ноим много дней проводил вдали от своих земель, выезжая в Салла-сити
по каким-то семейным делам или на равнину Нанд для осмотра собственности,
которую он хотел купить. В его отсутствие я был хозяином имения, его
слуги, что бы они обо мне не думали, не осмеливались открыто ставить под
сомнение мое право на это. Ежедневно я ездил верхом проверять ход работ на
полях Ноима, и Халум ездила вместе со мной. Особо следить было не за чем,
так как был период между севом и жатвой, и мы ездили главным образом ради
приятной прогулки, останавливаясь искупаться или перекусить на опушке
леса. Однажды я показал ей загоны со штурмшильдами - они ей ужасно не
понравились, и мы больше не ездили туда. Мне и Халум по душе были более
мирные животные, пасшиеся на равнинах поместья. Мы часто ездили наблюдать
за ними. Они близко подходили к нам и дружелюбно тыкались носами в ладони
Халум.
Эти долгие прогулки давали нам возможность вволю наговориться. С
самого детства я не проводил столько времени с Халум, и поэтому сейчас мы
стали еще более близки. Сначала мы вели себя довольно сдержанно, не желая
поранить друг друга каким-нибудь неосторожным вопросом.
Но вскоре мы говорили, как и подобает названым брату и сестре. Я
спросил, почему она не выходит замуж.
- Не встретился подходящий мужчина, - ответила Халум.
Не жалеет ли она, что осталась без мужа и детей? Нет, сказала она, ей
не о чем сожалеть, ибо вся ее жизнь была безмятежной и полезной. И все же
в ее голосе слышались тоскливые нотки. Я не стал допытываться дальше. Со
своей стороны она стала спрашивать о шумарском порошке, стараясь понять,
что побудило меня подвергнуться такому риску. Меня растрогали ее чувства,
с которыми она задавала свои вопросы: стараясь быть искренней, объективной
и участливой, она не смогла скрыть свой ужас перед тем, что я совершил.
Будто ее названый брат совершенно обезумел и зарезал человек двадцать на
рыночной площади, а она теперь пыталась посредством терпеливых и
добродушных расспросов дать философское обоснование тому, что побудило его
устроить такую массовую резню. Я старался говорить хладнокровно, чтобы не
смутить ее своей страстью, как это случилось при нашей первой встрече. Я
не пускался в нравоучения, а спокойно объяснял действие лекарства,
рассказывал о результатах его действия, так привлекающих меня,
растолковывал причины по которым я отвергал заточение наших душ в каменные
темницы, на что нас обрек Завет.
Вскоре наши отношения совсем изменились. Она перестала быть
высокородной госпожой, желающей из самых добрых намерений понять
преступника, она стала просто ученицей, пытающейся постичь таинства,
открываемые ей посвященным мастером. И я перестал быть красноречивым
докладчиком, а стал, скорее, пророком, глашатаем освобождения. Я говорил
об упоительных переживаниях, испытываемых при соединении душ, я
рассказывал о чудесных ощущениях, получаемых при раскрытии душевного мира,
и о вспышке, сопровождающей слияние собственного сознания с сознанием
другого человека

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики