Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Так возникла моя родина - Салла.
Затем опять наступили раздоры. Многие ушли на север и основали там
Глин, другие предпочли юг и осели в священном Маннеране. Почти тысячу лет
на востоке существовали только три провинции, пока после новой ссоры не
возникло процветающее ныне приморское королевство Крелл, отхватившее кусок
земли у Глина и кусок у Саллы.
Были еще люди из Маннерана, которых не устраивала жизнь ни в одной из
провинций Велады. Они отправились на поиски нового прибежища и
обосновались на Шумаре. Но об этом пока нет надобности говорить. Я многое
расскажу еще о Шумаре и ее обитателях, когда приступлю к объяснению тех
перемен, которые вошли в мою жизнь.




7



Эта будка, в которой я прячусь, весьма убога. Ее дощатые стены в свое
время были сбиты как попало и теперь так потрескались, что на стыках зияют
дыры и углы все перекосились. Ветер пустыни беспрепятственно продувает ее.
На этих моих страницах лежит тонкий красный слой пыли. Моя одежда уже
полностью напиталась ею, и даже волосы имеют теперь красноватый оттенок.
Твари, живущие в Низинах, свободно сюда заползают. И сейчас я вижу, как
две из них ползут по полу: одна - многоногое серое создание размером с мой
большой палец, а другая - скользкая двухвостая змея чуть короче моей
ступни. Уже много часов они лениво кружат вокруг друг друга, как
смертельные враги, которым в тоже время никак не решиться на бой. Неплохая
компания меня под жгучим солнцем пустыни.
Но мне все же не следует насмехаться над своим нынешним
житьем-бытьем. Кто-то побеспокоился о том, чтобы затащить сюда
строительные материалы и соорудить будку, очевидно, призванную служить
приютом уставшим охотникам на этой негостеприимной земле. Кто-то сколотил
ее, проявив, без сомнения, не столько плотницкое искусство, сколько
человеческую любовь к своим собратьям, вынужденным пребывать под открытым
небом. Может быть, это неподходящий дом для сына септарха, но я достаточно
пожил во дворцах и мне больше уже не нужны каменные стены и сводчатые
потолки. А здесь очень спокойно. Меня не тревожат крики мастеровых,
разносчиков вина и торговцев, громко расхваливающих свой товар на улицах
больших городов. Здесь человек в состоянии думать. Он может заглянуть
внутрь себя, разобраться в тайниках собственной души и сделать необходимые
выводы.
Обычаи нашей планеты запрещают раскрывать душу перед незнакомцами, да
и перед друзьями тоже. Да, но почему никто до меня не заметил, что те же
обычаи непременно сдерживают познание нами самих себя? Почти всю свою
жизнь я воздвигал надлежащие социальные стены между собой и другими, и,
пока не пали эти стены, я не видел того, что и от самого себя я
замуровывался каменными кладками обычаев и условностей. Но здесь, в
Выжженных Низинах, у меня достаточно времени, чтобы поразмышлять обо всем
и прийти к пониманию собственной души. Это, разумеется, не то место,
которое я добровольно бы выбрал для себя, но несчастливым не могу себя
назвать.
И не думаю, что здесь меня слишком быстро обнаружат.
Сейчас слишком темно, чтобы писать. Встану у двери хижины и буду
смотреть, как ночь накатывается на землю. Возможно, вот-вот пролетит
птицерог, стремясь в сумерках к родному гнезду после неудачной охоты.
Будут сверкать звезды. Швейц как-то пытался показать мне солнце Земли с
одной из горных вершин на Шумаре и настойчиво просил проследить в
направлении его указательного пальца. Но я полагаю, что он разыгрывал
меня. Я думаю, что это солнце, солнце матушки-Земли, вообще нельзя увидеть
из нашего сектора Галактики. Швейц довольно часто разыгрывал меня, когда
мы вместе путешествовали. И, наверное, он не оставит это занятие, доведись
нам встретиться снова, если только он еще...




8



Прошлой ночью ко мне во сне пришла моя названая сестра Халум Хелалам.
Вот уж относительно нее и речи не может быть о розыгрыше, так как она
может проникнуть ко мне только сквозь скользкий туннель снов. Когда я
сплю, ее образ сверкает в моем сознании ярче любой из звезд пустыни. Но
пробуждение ввергает меня в печаль, наполняет стыдом, и приводит к
осознанию ее потери, которая для меня невосполнима.
Халум из моих снов одета в легкую прозрачную ткань, сквозь которую
видны ее маленькие розовые груди, стройные бедра и плоский живот - живот
нерожавшей женщины. Нельзя сказать, что в жизни она часто так одевалась,
тем более когда посещала своего названого брата. Но это была Халум моих
снов, порожденных взбудораженной душой, измученной одиночеством. Это была
искусительница с теплой, нежной улыбкой и темными сияющими глазами,
которые светились любовью.
В сновидениях сознание существует на многих уровнях. На одном из них
я - обособленный наблюдатель, плавающий в ореоле лунного света где-то
возле крыши моей хижины и глядящий сверху на свое собственное спящее тело

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики