Главная arrow Романы arrow Лагерь Хауксбилль
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Лагерь Хауксбилль Печать
Оглавление
Лагерь Хауксбилль
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
.
В лагере "Хауксбилль" было много примеров подобной иронии.
Политики-теоретики, Барретт это хорошо знал, предпочитали молчать о своих
теориях, когда сталкивались с практическими вопросами борьбы за
существование.
Подлинной находкой был головоногий моллюск длиной более трех метров,
похожий на жесткую зеленоватую коническая трубу, из которой свешивались
судорожно трепыхающиеся мягкие оранжевые щупальца с присосками. "В этом
моллюске уйма мяса, - подумал Барретт, - напоминающего резину, но
неплохого. К нему нужно только привыкнуть". Вокруг моллюска лежали десятки
трилобитов всевозможных размеров - от малюток длинной в дюйм, которые шли
на трилобитовые коктейли, до метровых гигантов с затейливыми
спиралеобразными внешними скелетами.
Рудигер выходил на ловлю не только чтобы добывать продукты питания,
но и для науки. Очевидно, трилобиты, брошенные здесь, были представителями
тех видов, которые он уже изучил. В противном случае он не оставил бы их
для кухни. Его хижина была загромождена трилобитами до самого потолка,
рассортированными по родам и видам. Благодаря этому занятию Рудигер
оставался в здравом уме, и никто в лагере не упрекал его за такое
пристрастие.
Рядом с трилобитами лежали несколько гроздьев брюхоногих моллюсков с
зазубренными раковинами и груда улиток. Теплое мелководье прибрежной зоны
кишело различными беспозвоночными, что поразительно контрастировало с
бесплодной сушей. Рудигер также привез кучу блестящих водорослей на салат.
Барретт надеялся, что кто-нибудь подберет все это и положит в охлаждающие
камеры, имеющиеся в лагере, до того, как оно испортится. Гнилостные
бактерии в эту эпоху работали гораздо медленнее, чем там, наверху, но
несколько часов пребывания на теплом воздухе могли подпортить улов
Рудигера. Барретт проковылял на кухню и обнаружил там троих дежурных по
завтраку. Они с уважением поздоровались с ним.
- У дверей валяется пища, - сказал Барретт. - Вернулся Рудигер и
вывалил улов.
- Он мог бы кому-нибудь сказать, а?
- Наверное, когда он пришел сюда, здесь никого не было. Может, вы все
соберете и отнесете в прохладное место?
- Конечно, Джим. Обязательно.
Сегодня Барретт намеревался отобрать людей для участия в ежегодной
экспедиции к Внутреннему Морю. По традиции он всегда сам возглавлял этот
поход, но с поврежденной ногой он и не помышлял о подобном путешествии в
этом году, да и вообще когда-нибудь в будущем.
Каждый год не менее десятка физически крепких узников отправлялись на
разведку, маршрут которой составлял широкую дугу, которая заворачивала на
северо-запад, пока не достигали Внутреннего Моря. После этого они
поворачивали на юг по такой же широкой дуге, заканчивающейся на полоске
суши, где размещался лагерь. Одной из целей путешествия был сбор так
называемого темпорального мусора, который мог материализоваться в
окрестностях лагеря за прошедший год.
Во время самых ранних попыток организации лагеря было невозможно
определить поле рассеяния как во времени, так и в пространстве, и
материалы, закинутые в прошлое, могли оказаться в любом месте и времени.
Новые отправления шли все время. Их засылали в год миллиард
двухтысячный до нашей эры, но появлялись они в течение нескольких
десятилетий и после этого года. Поэтому даже сейчас, после двух с лишним
десятилетий существования лагеря, все еще появлялись материалы, которые,
по расчетам властей, должны были попасть в лагерь в год его образования. В
лагере "Хауксбилль" была острая необходимость в любом оборудовании, какое
только можно было раздобыть, и Барретт не упускал возможности подобрать
все, что отправляли из будущего.
Была, правда, еще одна причина экспедиций к Внутреннему Морю. Они
были как бы ежегодным ритуалом, центральным событием года, к которому
усиленно готовились. Выход экспедиции был праздником, отмечавшим начало
весны. Крепкие мужчины отправлялись пешком к скалистым берегам теплого
моря, дном которого была будущая сердцевина североамериканского материка,
как бы справляя нечто вроде религиозного обряда лагеря "Хауксбилль", хотя
самой лирической частью его была ловля трилобитов и съедение их по
достижении Внутреннего Моря.
Поход этот и для самого Барретта значил гораздо больше, чем он
предполагал. Он понял это теперь, когда лишился возможности участвовать в
нем. Он возглавлял каждую экспедицию в течение двадцати лет. Через
неизменно однообразную местность, на ту сторону скользких холмов, вниз к
морю - и все это время глаза обшаривали окрестности в поисках малейших
признаков темпорального мусора. Суп из трилобитов, варившийся вечером на
костре вдали от унылых хижин лагеря. Радуга, возникающая в море где-то над
тем, что потом станет Огайо. Оглушительный треск далеких молний, запах
озона, щекочущий ноздри, приятное ощущение усталости в ноющих мышцах к
концу каждого дня похода

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики