Главная arrow Романы arrow Наблюдатели
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Наблюдатели Печать
Оглавление
Наблюдатели
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
.
Это было похоже на листок желтоватой бумаги - какое-то вещество вроде
пластика. Тот, кто написал ее, или не вполне владел рукой, или просто не
знал в достаточной мере английского:

"Чарли, мои друзья наконец-то нашли меня и забрали с собой. Жаль, что
мы не успели с тобой попрощаться. Спасибо тебе за все. То, что ты у меня
позаимствовал, я тебе дарю. Храни мой подарок, учись, но никому не
показывай его. Обещаешь?
Старайся смотреть на мир широко открытыми глазами, познавай его и
помни, что впереди тебя ждет замечательная жизнь. Нужно только стремиться
и дерзать. Скоро люди достигнут звезд. Хочется думать, что ты будешь среди
первопроходцев, и мы рано или поздно встретимся.
До встречи, дорогой. Миртин."

Чарли осторожно сложил записку и спрятал под рубахой, рядом с
лазером.
- Я рад, что твои друзья наконец-то нашли тебя, Миртин, - шепотом
сказал он, обращаясь ко звездам, и упал на пол пещеры, горько плача.
Никогда больше Чарли Эстанция не будет плакать так, как сейчас...




17



- За нами ведут наблюдение две инопланетные расы, - констатировал Том
Фолкнер. - Что ж, весьма почетно.
- И друг за другом, - заметила Глэйр. Она стояла у зашторенного окна,
бесстыдно нагая, балансируя на двух палках. Сделала шаг, другой. - Ну как,
у меня получается?
- Великолепно! Ты в отличной форме.
- Я не спрашиваю о своей форме. Я спрашиваю, как я хожу.
- Я же сказал - великолепно, - рассмеялся Фолкнер, повернув ее к себе
лицом и нежно погладив упругую грудь. - Я мог бы почти поверить в то, что
все это настоящее... Я люблю тебя!
- Я - бросающая в дрожь тварь с далекой планеты, прилетевшая сюда в
летающем блюдце.
- И все равно я тебя люблю!
- Ты безумец!
- Весьма вероятно, - самодовольно произнес Фолкнер. - Но пусть это
тебя не тревожит. А ты? Ты любишь меня?
- Да, - прошептала Глэйр, подняв к нему бледное лицо.
Самое странное во всем этом то, что она была в этом уверена. Началось
все с жалости к человеку, запутавшемуся в сетях собственной психики, с
чувства благодарности к землянину, приютившему и выходившему ее. Он
казался таким одиноким, таким беспокойным, таким смущенным, что ей
хотелось хоть что-нибудь сделать для него. Немного тепла - вот что,
казалось бы, нужно ему, а именно это и было главным талантом Глэйр.
Жалость и благодарность никогда не были прочной основой любви, она это
понимала и не ожидала, что из этих чувств разовьется нечто, так глубоко
связавшее их.
Он все дольше и дольше продлевал свой отпуск по болезни, чтобы ни на
минуту не разлучаться с ней. И ее саму незаметно охватило чувство
подлинной привязанности к этому землянину.
Несмотря на все горести, которые выпали на его долю, он обладал
сильной волей. Пьянство, отчаянные приступы жалости к самому себе,
умышленное создание искусственных трудностей - все это было следствием, а
не причиной. Стоило все перевернуть с ног на голову, а так оно и
случилось, как в результате возник здоровый, счастливый, цельный человек,
и с этого момента он перестал быть для нее сломанной вещью, нуждающейся в
ремонте. Она начала расценивать его как равную личность.
Разумеется, ничто во Вселенной не является постоянным. Ей по земным
меркам было уже сто лет, когда он родился, и она должна прожить еще
несколько сотен лет после его смерти. Землянин средних лет, по сути, был
безгрешным ребенком рядом с самым невинным из дирнанцев, а Глэйр была
далеко не невинной. И, значит, их физическое единение было нереальным.
Она, конечно, испытывала удовольствие в его объятиях, но главным образом
за счет того, что доставляла наслаждение ему, сопровождающееся слабой,
малозначительной пульсацией ее собственной внешней нервной системы. То,
чем они занимались в постели, казалось ей забавным, но это ни в коей мере
не было тем сексом, который имел бы для нее значение как для дирнанки.
Она, естественно, вела себя так, чтобы он не мог ни о чем догадаться. У
нее было немало знакомых женщин, которые таким образом забавлялись с
домашними животными.
И все же, несмотря на свое преимущество в возрасте и зрелости,
несмотря на несходство природы, на все остальное, что их разделяло, Глэйр
испытывала к Фолкнеру теплую, настоящую привязанность. Это поначалу
удивляло ее, но потом она привыкла, только предстоящее расставание
вызывало в ней некоторое беспокойство.
- Пройдись еще раз по комнате и сядь. Не перенапрягайся.
Глэйр кивнула. Это было трудно. Где-то на полпути на нее накатила
волна слабости, но она нашла в себе силы добрести до кровати и
опрокинулась на нее навзничь, бросив палки на пол.
- Ну как?
- Все лучше и лучше.
Он сделал ей массаж лодыжек и икр. Она перекатилась на спину,
расслабилась. Шрамы и синяки, которые обезображивали ее лицо в течение
нескольких первых дней, исчезли

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики