Главная arrow Романы arrow Провидец
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Провидец Печать
Оглавление
Провидец
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
.
- А если я поговорю с Куинном, будет ли это значить разрыв наших с вами
отношений?
- Посмотрим, что произойдет, - сказал он.
Он меня поймал. Он опять переиграл меня. Как я мог решиться рискнуть
потерять доступ к его видениям, как мог я предвидеть, какой будет его
реакция на мои действия? Я должен был позволить Куинну оттолкнуть от себя
евреев в следующем месяце и надеялся восстановить урон позже, пока не
найду способа обойти требование молчания, которое Карваджал предъявлял
мне. Может быть, мне стоит обсудить это с Ломброзо?
- В какой степени он разочарует евреев? - спросил я.
- В достаточной для того, чтобы потерять много голосов. Он ведь
собирается баллотироваться на переизбрание в две тысяча первом году?
- Если его не выберут президентом в следующем году.
- Его не выберут, - сказал Карваджал, - и мы оба знаем это. Он не будет
даже участвовать в выборах. Но ему нужно переизбрание в мэры в две тысяча
первом году, если он хочет попытаться попасть в Белый Дом через три года.
- Точно.
- Поэтому он не должен отталкивать от себя еврейских избирателей
Нью-Йорка. Это все, что я могу вам сказать.
Я про себя отметил, что стоит посоветовать Куинну начать
восстанавливать связи с евреями города - посетить несколько кошерных
деликатесных лавок, заглянуть в несколько синагог в пятницу вечером.
- Вы рассердились на меня за мои слова? - спросил я.
- Я никогда не сержусь, - сказал Карваджал.
- Но вас это обидело. Вы выглядели обиженным, когда я сказал, что вам
нужно, чтобы будущее шло правильным путем.
- Похоже, да. Потому что это говорит о том, как мало вы меня понимаете.
Как будто вы действительно думаете, что я вынужден под влиянием какого-то
невротического состояния выполнять свои видения. Как будто вы думаете, что
я использую психологический шантаж, чтобы удержать вас от изменения
предначертаний. Нет, Лью. Предначертанное не может быть изменено. И до тех
пор, пока вы не поймете и не примете этого, между нами не может быть
истинного духовного родства и, соответственно, общих видений. То, что вы
сказали, опечалило меня, так как я увидел, насколько вы от меня далеки. Но
нет, нет, я не сержусь на вас. Вам нравится филей?
- Потрясающий, - сказал я. И он улыбнулся.
Мы закончили еду в молчании и вышли, не дожидаясь счета. Я думаю, клуб
пришлет ему чек. Стол, должно быть, обошелся далеко за сто пятьдесят
долларов.
На улице во время прощания Карваджал сказал:
- Когда-нибудь, когда вы начнете сами ВИДЕТЬ, вы поймете, почему Куинн
должен сказать то, что он собирается сказать на посвящении кувейтского
банка.
- Когда я сам буду ВИДЕТЬ?
- Вы будете.
- Но у меня нет дара.
- У всех есть дар, - сказал он. - Только очень немногие знают, как им
пользоваться. - Он пожал мне руку и скрылся в толпе на Уолл-стрит.




20



Я не бросился сразу звонить Куинну, но был близок к этому. Как только
Карваджал скрылся из виду, я задумался, почему я медлю. Видения Карваджала
были наглядно точны; он дал мне информацию, важную для карьеры Куинна, моя
ответственность перед Куинном превосходила все мои другие обязанности.
Кроме того, концепция Карваджала о неизбежной неизменяемости будущего все
еще казалась мне абсурдной. Все, что еще не случилось, может быть
изменено. Я мог бы изменить его, и я изменю его ради Куинна.
Но я не позвонил.
Карваджал попросил меня - приказал мне, угрожая, предупредил меня - не
вмешиваться в эту сферу. Если у Куинна сорвется выступление в кувейтском
банке, Карваджал будет знать почему. И это положит конец моим хрупким,
сложным отношениям с этим странным могущественным человечком. Но отказался
бы Куинн от выступления на Кувейтской презентации, даже если бы я
вмешался? По Карваджалу, это было невозможно. С другой стороны, возможно,
Карваджал вел двойную игру и предвидел, что Куинн не выступал на
Кувейтской церемонии. В этом случае по сценарию я должен был быть агентом
изменения, тем, кто помешал Куинну выполнить свои обязанности, и тогда
Карваджал будет считать, что именно из-за меня все идет непредначертанным
путем. Это звучало не совсем правдоподобно, но я должен был принимать в
расчет и такую возможность. Я терялся в массе тупиковых вариантов. Мое
чувство стохастичности подводило меня. Я больше не знал, чему верить в
будущем, даже в настоящем, и я перестал быть уверенным в самом прошлом. Я
думаю, что обед с Карваджалом положил начало срыванию с меня покровов
того, что я считал здравомыслием.
Пару дней я раздумывал. Потом я пошел в знаменитый офис Боба Ломброзо и
вывалил ему все, что я узнал.
- У меня проблемы в отношении политической тактики.
- Почему же ты пришел ко мне, а не к Хейгу Мардикяну? Он ведь стратег.
- Потому что моя проблема касается сокрытия секретной информации о
Куинне

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики