Главная arrow Романы arrow Сын человеческий
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Сын человеческий Печать
Оглавление
Сын человеческий
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
. Скиммеров над ним нет совсем. Кто же его трогал?
Понятно. Руки принадлежали треугольным деревьям, которые так низко
склонились над ним, что свисающие веревочные конечности почти доставали до
земли. Каждая конечность заканчивалась рукой и каждая рука блуждала по его
телу. Наверное, возбуждаться от прикосновения деревьев непристойно? Он
едва сдержался, чтобы не вырваться из этих объятий, и не сделал это лишь
потому, что испугался. А вдруг, если он двинется с места, руки схватят его
за горло и задушат? Или дернут за конечности? Разве он может
противопоставить мощи деревьев свою силу? Наполненный страхом, он
покорился. И снова, закрыв глаза, отдался деревьям.
Невидимые руки все интенсивнее скользили к его талии, потряхивали
яички, терли петушок. Идиот, ругал он себя. Извращенец. Позволить этим
деревьям наяривать себя. Прочь! Сбросить эти грязные руки! Куда податься?
Хлопающие крыльями утки! Лосось! Его наполнило сопротивление. Он был
напряжен, зол, собран. У них были нервные окончания. Нужно позволить
проэкзаменовать свою голову. Где чувства? Где стыд? Какая грязь. Покажи им
спину. Руки прочь! Вы что, считаете меня педиком? Прочь! Прочь! Апогей
полиморфизма. Но он не двигался. Он впустил в свою голову их мысли.
- Любовь. Любовь. Мы - любовь.
- Кто это сказал?
- Все едины. Любовь - это все. Отдайся. Отдайся.
- Нет.
Его нет рванулось к солнцу. Мир содрогнулся. Облака покраснели.
- Да, - говорили деревья. - Да, да, да.
- Да.
- Любовь.
- Любовь.
- Уступка.
- Уступка.
- Все.
- Все.
- Тепло.
- Тепло.
Он был завоеван и перестал сражаться. Теперь он попал в общий ритм,
ноги распластались по земле, плечи ерзали по траве, голова откинулась
назад, спина выгнулась; ягодицы поднялись в воздух, бедра двигались. Он
снова и снова вонзал свой воспламененный член в нежную скользкую руку,
которая его сжимала. Стыд исчез. Он стал рабом удовольствия. Пел хор, в
вышине, словно перезвон колоколов, звучали рыдания, и звук спускался на
землю светящимися золотыми слезинками. Он подумал, что кончает: мускулы
всего тела дрожали и дергались, дрожали даже губы. Но ощущение экстаза
распространилось по всей коже, и он не смог сосредоточиться на центре, но
прошедший импульс все стер, оставив его удовлетворенным, но не кончившим.
Возбуждение вновь стало нарастать, потому что рука (или другая рука?) не
позволила ему выскользнуть, и он снова и снова вонзался в нее и снова
превратился в космический передатчик, распространяющий чисто эротические
потоки в нечто более общее, чтобы быть сексуальным, и вздохнув, осел в
дымке всевозможных восторгов. И снова случилось то же самое, но на этот
раз он проскользнул точку незначительного экстаза и добрался до места
чисто сексуального удовольствия, где его член, увеличившись, закрыл небеса
и разразился чистым блистающим огнем. Он чувствовал, как с нарастанием
страсти губы его раздвинулись: и теперь вошел в свой оргазм с обнаженными
зубами, расширенными ноздрями и закатившимися глазами, он посылал
триумфальный салют космосу. Он весь осел и руки дерева отпустили его.
Прозвучал большой гонг. Вынырнув из пучины охвативших его чувств, мокрый
от пота, испытывая головокружение, он понял, что начался обряд Наполнения
Долин.
Скиммеры были высланы с земной сферы. Они делали неровности плоскими.
Горы и холмы стали низкими. Так как планета вращалась, они парили над ней,
сталкивая возвышения в ямы, выравнивая непредвиденные завалы, запахивая
расщелины. Все несовершенное было убрано. Мир станет гладким шаром,
сверкающей белой глыбой мрамора, танцующей на своей орбите.
Изменения происходили быстро. Вот уже выровнены целые континенты.
Мощные горные цепи сокрушены и элегантно распределены по скважинам и
впадинам. Клей сознавал, что, не покидая места под деревьями, он на свой
лад помогал доставлять Скиммерам энергию, с помощью которой производились
тектонические перемещения. Но сам он ничего не делал. Скиммеров он не
видел, но они должны были быть где-то наверху, шесть вихрей силы в
пространстве, переделывающие Землю. Перед их усилиями ничто не устоит.
Они, настроившие темноту, поднявшие море и открывшие Землю, теперь
заполнят долины, и мир приблизится к совершенству.
Вот они приблизились к месту, где лежал Клей.
С востока нахлынула волна, смывшая его в поток жидкости и убравшая
топографические изъяны его Нынешнего местоположения. Он был запечатан в
землю. Он снова был погребен, но совсем по-другому, чем когда он был с
Ждущим, потому что тогда он только отдыхал в земле, выпуская корни, а
теперь он действительно слился с ней, стал частью вращающейся планеты. У
него не было никакой формы и независимого существования. Он - крупица
песка. Он - ядро кварца. Он - базальт. Он - пузырящаяся магма.
Покой

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики