Главная arrow Романы arrow Сын человеческий
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Сын человеческий Печать
Оглавление
Сын человеческий
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
. Как же он мог тогда что-нибудь видеть?
- Меня не одурачишь, - храбро сказал он. - Я немного разбираюсь в
законах оптики. Цвет - это не что иное, как эффект, производимый
электромагнитными излучениями определенной длины волны. Нет длины волны,
нет и цвета; нет цвета, нет изображения. Так как же я вижу все это?
Он изучающе посмотрел на свою бесцветную руку. Высунул изо рта
бесцветный язык. Дотронулся до бесцветных лепестков бесцветного куста.
"Если существует цвет без физического продолжения, то может существовать и
физическое продолжение без цвета?" Эту концепцию можно охарактеризовать
как понятие абсолютного цвета. Можете же вы видеть красное, не видя
красный предмет? Да? Да? Очень хорошо. Цвет есть абстрактное понятие, не
ассоциирующееся с массой. А теперь представим массу без цвета. Одна лишь
форма минус отвлечение резонансов в визуальном спектре. Не так-то просто?
Ну да, но попытайся, парень, попытайся, попытайся! Клей закричал от этого
поучающего голоса, исходящего из его головы. Он звучал, словно рвущаяся
проволока. По бесцветной земле пробежала бесцветная ящерица: он увидел
событие как столкновение структур. В этом способе восприятия ему чудилось
нечто японское. Определение объектов зависит от чистой формы, мир приобрел
утонченность симфонии в одной тональности, утонченность сада черных
камней, единого гудящего каллиграфического мазка. Он смаковал эту
сузившуюся палитру и двигался с великой нежностью, опасаясь, что неверный
шаг снова оживит спектр. Как спокойно, как прекрасно пусто. Даже звуки
лишились окраски.
- Здравствуй, - сказал он. - Здравствуй. Здравствуй. Здравствуй.
Слова были словно стеклянные стержни, целомудренные, устремленные в
себя.
- Скажите, где мне найти Заступников?
Он видел камни, деревья, цветы, траву, насекомых. Призрачный мир. Тень.
Тени. Он мог оставаться здесь вечно, свободный от ответственности, очищая
свой разум от осадков старых цветов, всех этих высохших скоплений блеклого
зеленого, желтого, ультрамаринового и алого, миртового и ярко-красного,
сепии и бронзы, изумруда и кармина, синего и серого, оранжевого и индиго,
лилового и сиреневого, вишневого, золотого и грифельного. Видеть, как в
бесцветном небе мирно угасает бесцветный закат, смотреть в спокойное
сердце бесцветного леса, обдумать бесцветные мысли, когда ветер колышет
трепещущие бесцветные листья, - он вспомнил о Скиммерах. Он двинулся
вперед, перейдя песчаную полосу и место, где миллионы блистающих травинок
безмолвно мерцали повсюду, и вошел в район, где густо росла ежевика и
повсюду торчали шипы, растущие из толстых плетей. Вздыхая и шипя, словно
змеи, плети окружили его, чувствительно прикладываясь к его глазам,
гениталиям, икрам.
- Давайте. Режьте меня, если хотите, но дайте пройти.
Но плети колебались, и он смеялся над ними. Внезапно одна из них
кольнула его бедро и из ранки стали сочиться капли крови. Сначала они были
бесцветные, но внезапно сделались ярко-красными, по этому ярко
вспыхнувшему цвету он понял, что пересек границу. Цвета, выскакивающие
отовсюду, ослепили его. Сетчатка глаз свертывалась и развертывалась под
этой атакой. Красный! Оранжевый! Желтый! Зеленый! Голубой! Синий!
Фиолетовый! В яростном всплеске спектра потерялись все структуры.
Расставаться с бесцветностью было грустно; оглянувшись назад в надежде
бросить последний взгляд на уникальную бледность, он обнаружил, что его
ошеломленные глаза уже не в состоянии различить ничего и, пожав плечами,
он вновь повернулся лицом к наступающим цветам. Уже опустошенные от
остатков цвета каналы мозга снова наполнились с легким чавкающим звуком
набирающей влагу губки. Как могло существовать такое сияние? Все
пульсировало. Все излучало. Из сердцевины каждого листа изливались тысячи
оттенков. Небо стало призмой, и он танцевал под его ужасным лучом.
Собственная кожа Клея стала скоплением света и тени. Глазные яблоки
скользили в черепе. Он познавал пределы чувств: если его восприимчивость
не уменьшается, он перегрузится и сгорит. Закрой глаза! Закрой глаза!
Закрой глаза!
- Закрыть глаза значит немного умереть, - яростно ответил он и
уставился прямо на солнце. Давай! Делай как можно хуже! Он распахнул руки
и вдавил пятки в теплую, влажную, податливую почву. Его человеческое
существо растет. Он пьет многоцветное излучение и, задыхаясь, находит для
нее место внутри. Бедра напряжены, кулаки сжаты, он не позволил гигантской
призме разрушить его и победил. Он впитал все в себя и наполнился красным
и зеленым. Его охватил восторг. Он разбрасывал свое семя парящей
великолепной аркой, она вспыхнула лиловым и голубым и золотым и там, где
приземлялась, появлялись гомункулусы, одетые в развевающиеся языки
пламени. Он смеялся. Солнце заслонила туча. Опустившись на колени, он
загляделся на вселенную, отражавшуюся в единственной маслянистой капле
воды на толстом круглом голубом листе

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики