Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
Роберт Силверберг. Царь Гильгамеш



-----------------------------------------------------------------------
Robert Silverberg. Gilgamesh the King (1984).
OCR & spellcheck by HarryFan, 8 August 2000
-----------------------------------------------------------------------



1



Есть в ограде Уруке огромный помост, сложенный из обожженного кирпича,
который был площадкой для игр богов задолго до потопа, в те времена, когда
человечество еще не было создано и только одни боги населяли землю. Каждый
седьмой год покрывали кирпичи помоста тончайшим слоем белого гипса, так
что он сверкал, как огромное зеркало под окном солнца.
БЕЛЫЙ ПОМОСТ - это обиталище богини Инанны, которой посвящен наш город.
Многие цари Урука воздвигали храмы на помосте для Инанны, а из всех этих
храмов богини не было ни одного более величественного, чем тот, который
был построен моим царственным дедом, героем Энмеркаром. Зодчие трудились
двадцать лет, чтобы его построить, а церемония освящения продолжалась
одиннадцать дней и одиннадцать ночей без перерыва, и все это время каждый
вечер луна подергивалась пеленой голубого света в знак великой радости
Инанны. "Мы дети Инанны, - пели люди, - а Энмеркар - ее брат, да царствует
он во веки веков".
От храма ныне ничего не осталось, ибо я разрушил его. Я вступил на
трон, и построил куда более величественный храм на месте разрушенного. Но
в свое время это было чудо света. Это место всегда будет иметь для меня
особый смысл: в его пределах, в один прекрасный день на меня снизошла
мудрость, и жизнь моя была определена, я был поставлен на путь, с которого
не было возврата.
Был день, когда дворцовые слуги оторвали меня от моих игр, потому что
мой отец, божественный царь Лугальбанда, отправлялся в последнее свое
путешествие. "Лугальбанда отправляется ныне в лоно богов, - говорили они
мне, - и он пребудет вечно среди них в радости и веселье, будет пить их
вино и есть их хлеб". Я думаю и надеюсь, что они были правы. Но может
оказаться, что последнее путешествие моего отца привело его вместо рая в
землю, откуда нет возвращения, в дом тьмы и праха, где его душа печально
бродит, как птица с подбитыми крыльями, питаясь сухой глиной. Не знаю.
Я тот, кого вы зовете Гильгамеш. Я пилигрим, который видел все на земле
и далеко за ее пределами; я человек, которому все вещи стали понятны, все
тайны, все истины жизни и смерти, особенно тайны смерти. Я сочетался с
Инанной на ложе СВЯЩЕННОГО БРАКА, я убивал демонов и разговаривал с
богами, я на две трети бог и только на одну треть смертный. Здесь, в
Уруке, я царь. Я прохожу по улицам один, ибо нет никого, кто осмелился бы
подойти ко мне слишком близко. Я не хотел, чтобы это было так, но слишком
поздно что-либо сейчас менять: я одинок, я в стороне от других и так будет
до конца моих дней. Было время, когда у меня был друг, который был сердцем
моего сердца, душой моей души, но боги забрали его от меня, и он более не
вернется.
Должно быть, мой отец Лугальбанда знал одиночество, подобное моему, ибо
он был бог, царь и великий герой своих дней.
Образ моего отца ясен в моей памяти после всех этих лет: широкоплечий,
высокий человек, который ходил раздетым по пояс во все времена года и
носил только длинную сборату - шерстяную юбку от бедер до щиколоток. Кожа
у него была гладкая и темная от солнца, борода густая и вьющаяся, как у
жителей пустынь, хотя в отличие от них он брил голову. Лучше всего я помню
его глаза - темные, блестящие, огромные. Казалось, они заполняли все его
лицо: когда он подхватывал меня и держал перед собой, мне казалось, что я
уплыву в огромное озеро этих глаз и потеряюсь навеки в душе моего отца.
Я редко видел его: слишком много было войн, в которых надо было
сражаться. Год за годом он вел вперед колесницы, чтобы подавить очередное
восстание в подвластном, но неспокойном государстве Аратта далеко на
Востоке; ему приходилось рассеивать и отгонять набеги кочевников пустыни,
которые крали наше зерно и угоняли скот; он вел колесницы, чтобы показать
нашу мощь перед одним из наших великих городов-соперников Кишем или Уром.
Когда он не был на войне, он совершал паломничество, которое он должен был
совершать к святым местам - весной в Ниппур, осенью в Аэриду. Даже когда
он был дома, у него для меня было не много времени, поскольку он был занят
необходимыми празднествами и ритуалами года, собраниями городского совета,
делами суда справедливости или надзором за работами, которые приходилось
выполнять, чтобы содержать в порядке наши каналы и дамбы. Он обещал мне,
что будет время, когда он научит меня деяниям мужчин и мы будем вместе
охотиться на львов в болотистых краях.
Этому времени не суждено было настать. Злобные демоны, которые вечно
подстерегают нашу жизнь, ожидая в ней минутной слабости, никогда не
устают

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики