Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
. А воины, вооруженные
топорами, пытались бы прорубить стены внизу. Я хорошо знал острейшие
топоры Киша. Они прорубили бы старые стены Урука очень легко. Поэтому
бессмысленно было сидеть в стенах Урука и ждать нападения. Тем более, что
в моем распоряжении было больше людей, чем Акка привел с собой. Если бы я
мог разбить их на пристани, мы были бы спасены. Мы должны были атаковать
их первыми.
Мы вылетели в повозках сразу из четырех ворот. Я думаю, они не ожидали,
что мы дадим отпор, и конечно не ожидали, что мы атакуем. Они были наглы и
самоуверенны, они ждали, что я паду на колени перед Аккой без всякого
сопротивления. А мы обрушились на них как вихрь, воздев топоры и
размахивая копьями. Повозка Забарди-Бунугги была в первых рядах, сразу за
ней мчались десять других, в них были самые знаменитые герои города. Люди
Киша встретили первый натиск с доблестью и силой. Я знал, как хорошо они
умеют сражаться. Их-то я знал лучше собственных солдат. Пока первые
схватки развертывались на пристани, я вскочил в повозку и сам возглавил
вторую волну атаки.
Я буду краток. Когда люди Киша увидели меня, их охватил ужас, страх
сковал их члены. Они хорошо знали меня по Эламским войнам, и если что-то
стерлось из их памяти, то полностью вернулось к ним как только они
увидели, как в гуще схватки я мечу дротики и правой, и левой рукой
одновременно. Вот тогда они вспомнил все!
- Это сын Лугальбанды! - завопили они в панике.
Не могу притворяться: не знаю лучшей музыки, чем та, которая наполняет
поле битвы. Восторг охватил меня, и я ворвался в ряды врага, словно
посланец смерти. В тот день моим возничим был храбрый Энкиманси, узколицый
человек, не знавший, что такое страх. Он гнал ослов вперед, а я стоял за
его спиной и метал дротики, словно низвергал гнев Энлиля на Киш. Первый же
бросок стоил жизни сыну Акки. Второй и третий умертвили двух его высших
военачальников. Четвертый вонзился в глотку одного из посланников, что
приезжал ко мне от Акки.
- Лугальбанда! - кричал я. - Небесный отец! Инанна! Инанна! Инанна!
Это был клич, который воины Киша слыхали и прежде. Они знали, что среди
них был бог в тот день, или дитя бога, с божественной меткостью руки и
глаза.
Мы промчались в ту брешь, которую проделал Забарди-Бунугга и повозки
первого отряда, и я вырезал изрядный кусок в рядах войска Киша. За мной
шла моя пехота, выкрикивая:
- Гильгамеш! Инанна! Гильгамеш! Инанна!
Я должен признать: войска Киша были отважны. Они, как могли, пытались
сразить меня, и только искусные маневры со щитом да ловкость и опыт моего
возничего Энкиманси отвратили от меня беду. Остановить меня в бою было
невозможно. Сами того не желая, они поддались панике, повернулись и
побежали к реке. Мы тут же отрезали их от воды и стали рассекать все
войско на небольшие группки.
Все кончилось гораздо скорее, чем я смел надеяться. Мы втоптали в пыль
врагов. Мы напали на их корабли и захватили их, срезали с них носовые
украшения и принесли с собой изображения Энлиля как добычу. Мы освободили
Бир-Хуртурре, и нашли его живым, хотя он был весь в крови и избит. Что же
до Акки, то мы пробились к нему без труда. Сам он в его возрасте был уже
не боец, но он был окружен сотней отборных охранников, которые все до
единого погибли, защищая его, а самого Акки мы взяли в плен.
Забарди-Бунугга подвел его ко мне, когда я стоял у своей повозки и пил из
кубка пиво Киша, захваченное на корабле.
Акка был весь в пыли и в поту, покрасневший, глаза налиты кровью от
усталости и горя. На левом плече у него была небольшая рана - пустяк, но
мне было стыдно, что он был ранен. Я подозвал к себе одного из своих
полевых врачей.
- Омой и перевяжи рану царю царей, - сказал я.
Я подошел к Акке и, к его изумлению, встал перед ним на колени. - Отец,
- сказал я, - царственный владыка Земли.
- Не смейся надо мной, Гильгамеш, - пробормотал он.
Я отрицательно покачал головой. Поднявшись, я передал ему кубок пива:
- Возьми это, отец. Это утолит твою жажду.
Он холодно посмотрел на меня. Медленно положил руку себе на брюхо и
размял толстые складки. По его телу текли ручьи пота, делая дорожки в
пыли, что лежала на нем. Не скрою: я наслаждался своей победой. Упивался
его поражением. Для меня оно было как сладкое вино.
- Что со мной будет, - спросил он.
- Сегодня вечером ты будешь моим гостем во дворце, и еще два дня после
этого. Мы вместе похороним павших. А потом я отошлю тебя обратно в Киш.
Разве ты не царь царей, мой господин, которому я присягнул на верность?
Когда до него дошел смысл моих слов, в глазах его загорелся гнев. Потом
он горько усмехнулся и, скорбно оглядев своих воинов, своих сыновей,
вповалку лежащих в пыли, свои изуродованные корабли, сказал:
- Я не думал, что ты так умен.
- Будем считать - долг мой нынче уплачен

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики