Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
. Я поднял свои
одежды, заколебался, бросил их снова на пол и стоял нагим перед ней. В
опочивальне стоял мускусный запах. Остатки благовоний все еще дымились в
жаровне. Губы ее были сжаты, ноздри раздувались. Низким, хриплым голосом
она сказала:
- Ты вернешься? Для тебя - каждую ночь по десять женщин. Для меня -
одна ночь. Одна эта ночь в году, Гильгамеш.
Я вдруг стал меньше ее бояться, слыша, как она старается таким образом
разбудить во мне жалость.
- Ах вот оно как. Инанна? Никого-никого? И так весь год?
- А кто, кроме бога, может касаться богини, как ты думаешь?
Я осмелел. Я посмел даже пошутить немного, подразнить ее.
- Даже тайком, потихонечку нельзя? - спросил я игриво. - Какой-нибудь
здоровенный, похотливый раб, потихонечку призванный в храм в самую темную
стражу ночи...
В ней вспыхнул гнев. Она прижала кулаки к груди. Пальцы ее скрючились и
напоминали когти.
- И ты посмел сказать такую мерзость под кровом самого храма?! О,
стыдись! Стыдись, Гильгамеш!
Потом она смягчилась. Все еще похожая на кошку, она снова мурлыкала,
приподняла согнутую в колене ногу и ступней потерла икру другой ноги. Чуть
мягче она сказала:
- Есть только ты, только одна ночь в году. Клянусь тебе в этом, хотя я
чувствую себя оскверненной, оттого что должна клясться тебе в чем-то. Но у
меня - только ты. И я еще не готова отпустить тебя. Ты останешься? Ты
останешься еще немного? Ведь у меня есть только одна ночь, эта
единственная ночь в году.
- Дай мне сперва очиститься под дождем, - сказал я.
Какое-то время я стол перед храмом, омытый дождем зари. Потом я
вернулся к ней. Кошка или змея, жрица или богиня, я не мог ей отказать, не
мог, если только в одну ночь в году ей дано было познать объятия. А дождь,
смыв с меня усталость и пот, снова пробудил мои силы и желание. Я не мог
отказать ей. Я хотел ее, я вернулся к ней...




18



В самом начале нового года мне приснился сон, который я никак не мог
разгадать. Позже в ту же ночь мне приснился другой сон, такой же
непознаваемый.
Я очень беспокоился, что так мало мог понять в этих снах. Боги часто
разговаривают с царями, когда они спят, и возможно, мне таким образом
рассказывали что-то важное для благополучия города. Поэтому я отправился в
храм Ана и рассказал свои сны моей матери, мудрой жрице Нинсун.
Она приняла меня в своих покоях. Плащ на ней был черный, отороченный
внизу широкой каймой бусин, золотых и гранатовых. В ней, как всегда, были
удивительные спокойствие и красота. Все может быть в хаосе, но она всегда
пребывала в мире и покое.
Она взяла мои руки в свои маленькие прохладные ладони и держала их
некоторое время, улыбаясь, ожидая, что я заговорю первым.
- Прошлой ночью, - сказал я, - мне снилось, что на меня нашло чувство
великого счастья, и я вышагивал, полный восторга, среди прочих молодых
героев. Спустилась ночь, и звезды зажглись на небесах. И вот, когда я
стоял под звездами, одна из них рухнула на землю, та самая, что несла в
себе сущность небесного отца Ана. Я пробовал поднять ее, но она была
чересчур тяжела. Я пробовал хотя бы сдвинуть ее, но не мог. Весь Урук
столпился вокруг и смотрел. Простой люд толкался, чтобы увидеть. Люди
благородного рода падали на колени и целовали землю перед звездой. А меня
тянуло к ней, словно к женщине. Я надел головную повязку с кружком для
ношения тяжестей, напрягся и с помощью молодых героев взвалил звезду на
себя и понес ее к тебе, мать. И ты мне сказала, что эта звезда - мой брат.
Вот какой был сон, и он меня смущает.
Казалось, Нинсун уставилась в какую-то пустоту. Потом, улыбнувшись, она
сказала:
- По-моему, я знаю смысл сна.
- Тогда скажи мне его.
- Эта звезда небес, что привлекала тебя, словно женщина - этой твой
сильный друг, верный спаситель, твой сотоварищ, который никогда тебя не
оставит. Его сила - словно сила Ана, и ты будешь любить его, как самого
себя.
Я нахмурился, думая о том поразительном, страшном одиночестве, которое
я считал неизбежной платой за свое царствование, и том, как я устал от
него.
- Друг? О каком друге ты говоришь, мать?
- Когда он придет, ты его узнаешь, - сказала она.
- Мать, я видел еще один сон в ту же ночь, - продолжил я.
Она кивнула. Казалось, она знала.
- Странной формы топор лежал на улицах великого Урука. Топор, непохожий
на те, что мы когда-либо видели. И люди собирались вокруг него, смотрели,
шептались. Как только я увидел его, я возрадовался. Я влюбился в него с
первого взгляда. И опять же, меня тянуло к нему, словно к женщине. Я взял
его и пристегнул к поясу. Вот мой второй сон.
- Топор, что тебе приснился - это человек. Это предназначенный тебе
судьбой друг...
- Снова друг!
- Да, снова друг. Сотоварищ, храбрец, который спасает своего друга в
минуту опасности

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики