Главная arrow Романы arrow Человек в лабиринте
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Человек в лабиринте Печать
Оглавление
Человек в лабиринте
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
. Надо же, какое пятно на твоей карьере! Неудача важнейшей из твоих
миссий! Вот именно. Такова моя воля. Я лягу костьми и можешь забирать то,
что от меня останется.
Мюллер переместил палец на спуск пистолета.
- Сейчас, - сообщил он. - Раз, два...
- Нет! - крикнул Раулинс. - Ради...
- Человечества! - закончил за него Мюллер. Он рассмеялся и не
выстрелил. Убрал палец со спуска и презрительно кинул оружие в сторону
Бордмана. Пистолет упал у самых ног старика.
- Кокон! - крикнул Бордман. - Быстро!
- Не суетись, - сказал Мюллер. - Я пойду с вами.


Раулинсу потребовалось немало времени чтобы понять это. Сперва им
надо было выбраться из лабиринта, что наткнулось на многие трудности. Даже
для Мюллера, их проводника, это казалось трудным заданием. Как они и
предполагали, их поджидали иные ловушки, чем те, которые они преодолевали
при пути внутрь. Мюллер осторожно провел и через зону "Е": дальше в зоне
"Ф", они уже сами неплохо справлялись.
После того, как лагерь там был свернут, они направились в зону "Г".
Раулинс не переставал опасаться, что Мюллер ни с того, ни с сего бросится
в один из смертоносных силков. Но Мюллер - не в меньшей степени, чем все
остальные - явно хотел выбраться отсюда целым и невредимым. И Бордман,
странное дело, словно бы знал это. Он хоть и не спускал с Мюллера глаз, но
предоставил ему полную свободу.
Раулинс, понимая, что он в опале, держался поодаль от спутников,
почти не разговаривающих друг с другом на пути из лабиринта. Он был
уверен, что карьере его пришел конец. Он рисковал жизнью людей,
успешностью миссии. И все же, полагал он, когда человек должен восстать
против того, что ему кажется неверным, он сделал это.
Над этим естественным моральным удовлетворением однако превалировало
чувство, что он поступил наивно, романтично, глупо. Он не мог смотреть в
глаза Бордману. Неоднократно задумывался, не лучше ли принять смерть в
одной из губительных ловушек лабиринта, но и это, как он в конце концов
решил, было б наивным, романтичным глупым.
Он наблюдал, как Мюллер, высокий, рассудочный, спокойный,
освободившийся теперь от сомнений, размеренно идет первым. И раз за разом
ломал голову, почему Мюллер отдал пистолет.
В конце концов Бордман просветил его. Они как раз разбили временный
лагерь на одной из не особо безопасных площадей с наружной сторон зоны
"Г".
- Посмотри на меня, - приказал Бордман. - Что с тобой? Не можешь
смотреть мне прямо в глаза?
- Не играй со мной, Чарльз. Давай, начинай.
- Что я должен начинать?
- Устраивай мне головомойку. Выноси мне приговор.
- Все в порядке, Нед. Ты помог нам достичь цели. С чего бы мне
сердиться на тебя?
- Но пистолет... я дал ему пистолет...
- Ты опять забыл, что цель оправдывает средства. Он идет с нами. Он
делает все, о чем мы попросим. Только это засчитывается.
Раулинс пробормотал:
- А если бы он выстрелил в себя... или в нас?..
- Не выстрелил бы.
- Сейчас ты можешь это говорить. Но в первую минуту, когда он держал
этот пистолет..
- Нет, - заявил Бордман. - Я еще раньше говорил тебе: мы обратимся к
его чести, к тому чувству, которое надо было воскресить в нем. Именно это
ты и сделал. Послушай: я - грязный наемник грязного и аморального
общества, верно? Я - живое доказательство наихудших мнений Мюллера о
человечестве. Захотел бы Мюллер помочь стае волков? а ты - молодой и
невинный, полный иллюзий и мечтаний. Живое напоминание о том человечестве,
которому он служил, пока не начал одолевать его цинизм. Своим нелепым
способом ты пытаешься поступить морально в мире, в котором нет морали, ни
других заслуживающих уважения качеств. Ты олицетворяешь собой сострадание,
любовь к ближнему, благородные порывы во имя того, что порядочно. Ты
демонстрируешь Мюллеру, что человечество еще не безнадежно. Понял?
Наперекор мне ты суешь ему в руки оружие, чтобы он стал хозяином ситуации.
Он же мог сделать самую естественную вещь: испепелить нас. Мог сделать
вещь менее очевидную: уничтожить себя. Но мог также равняться на тебя, мог
своим щедрым жестом ответить на твой, решиться на самостоятельный
поступок, поддаться проснувшемуся в нем чувству морального превосходства.
Так он и поступил. А ты оказался орудием, с помощью которого мы этого
добились.
- До чего это все мерзко выглядит в твоей трактовке, Чарльз. Как если
бы ты даже это предусмотрел... спровоцировал меня, чтобы я дал ему
пистолет. Знал, что...
Бордман улыбнулся.
- Ты знал? - резко переспросил Раулинс. - Нет. Ты не мог
запланировать такого оборота дела. Это ты сейчас, когда все уже случилось,
пытаешься приписать себе заслугу... Но я видел тебя в тот момент, когда я
кинул ему пистолет. На твоем лице были гнев и страх. Ты вовсе не был
уверен в его поступках. Лишь теперь, когда все удачно кончилось, ты можешь
утверждать, что события развивались в соответствии с твоим планом

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики