Главная arrow Романы arrow Человек в лабиринте
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Человек в лабиринте Печать
Оглавление
Человек в лабиринте
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
. Я это
знаю. Я могу читать в тебе, как в открытой книге, Чарльз.
- Приятно быть открытой книгой, - весело заявил Бордман.


Лабиринт вроде бы ничего не имел против, чтобы они его покинули.
Переправляясь к выходу, они продолжали сохранять крайнюю осторожность, но
ловушек им попадалось уже немного, и не было никакой серьезной опасности.
Они быстро добрались до корабля.
Мюллеру выделили каюту в носу, изолированную от помещений экипажа.
Мюллер согласился, что это вытекает из его состояния и не высказал
никакого раздражения. Он держался замкнуто, уравновешенно, спокойно. Порой
усмехался иронически, а из глаз его не исчезало выражение своего
превосходства. Однако он охотно прислушивался ко всем рекомендациям. Он
уже продемонстрировал свое духовное превосходство, и теперь мог и
подчиниться.
Экипаж звездолета под командованием Хостина занимался приготовлениями
к отлету. К Мюллеру, который оставался в своей каюте, Бордман пришел на
этот раз в одиночестве и без оружия. От него тоже можно было ожидать
щедрых жестов.
Они уселись друг против друга за низким столиком. Мюллер молча
ожидал, лицо его ничего не выражало. После долгой паузы Бордман сказал:
- Я тебе признателен, Дик.
- Поблагодари за это нас обоих.
- Ты можешь мня ненавидеть. Но я выполнял долг. Так же, как и
парнишка. Так же, как и ты вскоре исполнишь свой долг. Тебе так и не
удалось забыть, что как бы там ни было, а ты человек с Земли.
- Жаль, что не удалось.
- Дик, не надо так говорить. Это все пустые слова, ненужная поза. Мы
оба слишком стары для этого. Вселенной грозит опасность. Мы прилагаем все
силы, чтобы избежать ее. Все остальное не имеет значения.
Он сидел почти рядом с Мюллером. Ощущая эманацию, он не позволил себе
тронуться с места. Волна печали, наплывающая на него, заставляла его
почувствовать бремя старости, словно ему исполнилось уже тысяча лет.
Разложение тела, измельчение души, видение галактики в огне... грядущие
холода... пустота... пепел.
- Когда мы прилетим на Землю, - деловито заговорил он, - ты пройдешь
курс переподготовки. Узнаешь об этих радиосуществах все то, что знаем мы.
Однако не надейся, что этого будет слишком много. Потом же тебе придется
рассчитывать только на свои силы, на самого себя... Но уж ты наверняка
сможешь понять, что миллиарды жителей Земли душой и сердцем молятся за
успешность твоей миссии.
- И кто тут говорит пустые слова? - спросил Мюллер.
- Есть кто-нибудь, кого бы ты хотел повидать в порту сразу после
посадки?
- Нет.
- Я могу переслать сообщение. Есть люди, Дик, которые никогда не
переставали любить тебя. Они будут тебя ждать, если я предупрежу их.
Мюллер медленно произнес:
- Я вижу растерянность в твоих глазах, Чарльз, ты чувствуешь
эманацию, и тебя это угнетает. Ты это нутром чувствуешь. Головой, грудной
клеткой. Лицо твое посерело, щеки обвисли. И пусть это даже убьет тебя, но
ты останешься сидеть здесь, поскольку таков твой стиль. Но ведь это ад для
тебя, Чарльз. Если кто-то из людей Земли еще не перестал любить меня,
Чарльз, я могу для него лишь сделать то, что избавить от этого ада. Я не
хочу никого видеть. Я не желаю ни с кем разговаривать.
- Как тебе угодно, - сказал Бордман. Капельки пота свисали у него с
кустистых бровей и стекали на щеки. - Может, ты переменишь свое решение,
когда будешь рядом с Землей.
- Я никогда не буду рядом с Землей, - сказал Мюллер.




13



На протяжении трех недель он изучал все, что было известно о
незнакомых гигантских существах из другой галактики. Он настоял на своем и
даже не ступил на Землю в то время, но ни об этом плане, ни о его
возвращении на Землю не было ни одного упоминания информационных выпусках.
Он получил квартиру в одном из лунных бункеров и спокойно жил там, в
кратере Коперника, прогуливаясь как робот по серым стальным коридорам в
свете полыхающих факелов. Ему доставили кубики видеозаписей, внедряли
информацию всеми сенсорными методами. Он слушал. Усваивал. Говорил он
мало.
Люди избегали близости с ним, также как и во время пути с Лемноса.
Порой он целыми днями никого не видел. Когда его навещали, то старались
держаться от него по крайней мере в десяти метрах.
Он не имел ничего против.
Исключение составлял Бордман, который заходил к нему в трижды в
неделю и всегда подходил вплотную. Ему казалось это тайной демонстрацией
со стороны Бордмана. Этот старец своим добровольным и практически ненужным
стремлением к болевым ощущениям вроде бы тем самым хотел
продемонстрировать свою благодарность.
- Я бы предпочел, Чарльз, чтобы ты держался подальше, - резко заявил
он в начале пятого визита. - Мы можем беседовать с помощью телевидения. Ты
мог бы оставаться у дверей.
- Мне не мешает близкий контакт

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики