Главная arrow Рассказы arrow Костяной дом
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Все по теме: гостиница рядом с Бусиново на podushkin.ru
Романы












Костяной дом Печать
Оглавление
Костяной дом
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
. Вот твоя задача. Дух он, или
человек - мы должны узнать правду. И завтра ты пойдешь, отыщешь его и
поймаешь. Понял? Ты пойдешь искать на рассвете и не вернешься, пока его не
отыщешь.
Мне хочется что-то сказать, но губы отказываются шевелиться. Впрочем,
мое молчание, кажется, вполне удовлетворяет Зевса. Он улыбается, кивает,
резко поворачивается и выходит в ночь.


Все собираются возле меня, охваченные тем возбуждением, которое
приходит, когда кого-то из твоих знакомых выбирают для совершения важного
дела. Я никак не могу понять, завидуют ли они мне, или же сочувствуют. Би
Джи меня обнимает, Дэнни тыкает в плечо, Пол отстукивает нечто веселое на
барабане. Марти извлекает из своего мешка зловеще острый каменный нож
дюймов девяти длиной и вкладывает его мне в руку.
- Вот. Держи. Он может тебе пригодиться.
Я смотрю на нож так, словно у меня в руке живая граната.
- Слушай, - говорю я. - Я понятия не имею, как нужно выслеживать и
ловить людей.
- Ерунда, - вставляет Би Джи. - Разве это трудно?
Би Джи - архитектор. Пол - поэт. Марти поет лучше Паваротти. Дэнни
рисует и вырезает статуэтки. Я считаю их всех своими закадычными
приятелями. Всех их с натяжкой можно назвать кроманьонцами. Но не меня.
Тем не менее, они относятся ко мне как к соплеменнику. Мы пятеро - одна
шайка-лейка. Без них я давно бы свихнулся. Потерявший все, отрезанный от
всего, к чему я привык и что знал.
- Ты сильный и быстрый, - говорит Марти. - Справишься.
- И очень умный. Правда, по-своему, - поддакивает Пол. - Умнее _его_.
Мы совсем за тебя не боимся.
Иногда они говорят со мной снисходительно, как с ребенком. Полагаю, я
этого заслуживаю. В конце концов, каждый из них - умелая и талантливая
личность, гордая плодами своего труда. Я в их глазах слегка слабоумный, и
до сих пор не могу к такому отношению привыкнуть, потому что дома - там,
откуда я прибыл - меня тоже считали умелым и опытным.
- Идите со мной, - говорю я Марти. - Ты и Пол. Я сделаю все, что
полагается, но хочу, чтобы вы были рядом.
- Нет, - отвечает Марти. - Ты пойдешь один.
- Би Джи? Дэнни?
- Нет, - отвечают они. И их улыбки становятся натянутыми, а глаза
ледяными. Внезапно мне перестает здесь нравиться. Быть может, мы и
приятели, но идти я должен один. А может, я вообще неправильно понял
ситуацию, и мы вовсе не такие уж и большие приятели. Как бы то ни было,
мне предстоит пройти своего рода тест. Или ритуал посвящения, инициацию.
Не знаю. Стоило мне начать думать, что они, за исключением нескольких
пустяковых различий в обычаях и языках, точно такие же люди, как и мы, как
я осознал, насколько они, в сущности, чужие. Не дикари, вовсе нет. Но они
даже отдаленно не напоминают современных людей. Они нечто совершенно
другое. Их тела и умы - чистейшие Homo sapiens, но их и наши души
разделяют двадцать тысяч лет.
- Расскажи мне о людях-стервятниках, - прошу я Сэлли.
- Они как животные, - отвечает она. - Они умеют разговаривать, но
уханьем и хмыканьем. Они плохие охотники и едят всякую падаль, если
найдут, или же крадут добычу у других.
- От них воняет отбросами, - добавляет Дэнни. - Как от старой кучи
мусора, где все сгнило. И они не умеют рисовать или вырезать фигурки.
- А трахаются они вот так, - говорит Марти, хватает ближайшую женщину,
ставит ее на четвереньки и изображает, будто заходит в нее сзади. Все
смеются, гикают и притоптывают.
- Вот как они ходят, - продолжает урок Би Джи, горбится по-обезьяньи,
шаркает ногами и бьет себя кулаками в грудь.
Мне еще много чего рассказывают об уродливых, грубых, тупых, вонючих и
отвратительных людях-стервятниках. Какие они грязные, какие примитивные.
Как их беременные женщины носят ребенка в животе двенадцать или тринадцать
месяцев, и дети рождаются уже покрытые шерстью и с полным ртом зубов. Все
это древние байки, передаваемые из поколения в поколение племенными
бардами вроде Пола. Никто из них не видел Стервятника своими глазами, но
все дружно ненавидят.
- Они все мертвы, - поясняет Пол. - Мы убили их очень давно, когда
перебрались сюда. Должно быть, возле нас бродит дух.
Конечно, я уже догадался, кто он такой. Я никакой не археолог. Я
четвертый в нашей семье, закончивший военную академию Вест-Пойнт. Моя
область - электроника, компьютеры, физика перемещений во времени.
Археологи развели такую запутанную политическую возню из-за права побывать
в прошлом, что в результате никто из них не добился успеха, а отдуваться
пришлось военным. Все же меня успели накачать сведениями по археологии в
достаточной мере, чтобы я понял - Стервятники есть те, кого мы называем
неандертальцами, раса неудачников, проигравшая на скачках эволюции.
Выходит, здесь, в Европе эпохи ледникового периода, и в самом деле
прошла война на уничтожение между тугодумами-стервятниками и умными Homo
sapiens

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики