Долина вне времени
Роберт Силверберг. Долина вне времени



--------------------
Роберт Силверберг. Долина вне времени.
Robert Silverberg.
Valley Beyond Time (1957).
========================================
HarryFan SF&F Laboratory: FIDO 2:463/2.5
--------------------






1



"Долина никогда еще не была так прекрасна", - подумал Сэм Торнхилл.
Кучевые молочно-белые облака висели над похожими на башни голыми
пурпурными остроконечными скалами, которые ограничивали Долину с боков и
сзади. На небе сияли оба солнца: рыхлое бледно-красное и другое, голубое,
хотя и более удаленное, но плотное и яркое. Их лучи смешивались, окутывая
нежно-лиловой дымкой деревья, кусты и быструю речку, которая текла к
Барьеру.
Был уже почти полдень, и все дышало безмятежным покоем. Торнхилл,
стройный, подтянутый, одетый в отличный атласный темно-голубой костюм с
оранжевой оторочкой, испытывал глубокое удовлетворение. И тут он заметил
девушку и мужчину, которые поднимались к нему по вьющейся тропинке.
Интересно, отметил он с легким недоумением, кто они такие и что им от него
нужно.
Внизу мирно журчала речка.
Девушка, по крайней мере, была привлекательна: высокая, чуть ниже
Торнхилла, со смуглым выразительным лицом. Блузка плотно прилегала к телу,
оставляя открытыми широкие загорелые плечи. Искрящаяся оранжевая юбка едва
прикрывала колени.
Мужчина рядом с ней казался маленьким и коренастым. Он был почти
полностью лыс, выпуклый лоб избороздила густая сеть морщин. Внимание
Торнхилла сразу же привлекли его глаза - яркие, они так и бегали по
сторонам, словно глаза хищного животного, рыскающего в поисках добычи.
В некотором отдалении Торнхилл заметил и других, причем не все из них
были людьми: например, у самой реки стоял шарообразный житель планеты,
входящей в систему Спики. Вот тогда Торнхилл впервые и нахмурился: кто они
и что привело их в долину?
- Привет, - сказала девушка. - Меня зовут Марга Феллис. А это Ла
Флоке. Вы только что прибыли сюда?
Она взглянула на мужчину, которого назвала Ла Флоке, и тихо
обратилась к нему:
- Он еще, очевидно, не отошел. Должно быть, новенький.
- Ничего, скоро придет в себя, - отозвался Ла Флоке. Он говорил
неразборчиво и пронзительно.
- О чем это вы шепчетесь? - сердито спросил Торнхилл. - Как вы попали
сюда?
- Так же, как и вы, - сказала девушка, - и чем скорее вы убедите себя
в этом...
Торнхилл возразил с пылом:
- Я всегда был здесь, черт возьми! В этой долине! Здесь прошла вся
моя жизнь! И я никого из вас раньше не встречал. Никого. Вы сейчас
появились из ниоткуда, вы и этот петушок, и те, другие, - у реки, и я...
Он запнулся, остро почувствовав щемящее сомнение.
"Конечно, я всегда здесь жил", - попытался он успокоить себя, но
внезапно задрожал и резко бросился вперед, углядев в этом улыбающемся
человечке с рыжей метелкой на голове врага, который украл у него Рай.
- Черт побери, здесь было так хорошо, пока не было вас! Вы все
испортили! И вы заплатите мне за это!
Торнхилл яростно набросился на коротышку, намереваясь сбить рыжего с
ног. Но, к его удивлению, отступить пришлось ему самому, а Ла Флоке даже
не покачнулся, продолжая улыбаться и по-птичьи сверкая глазами. Торнхилл
сделал глубокий вдох и бросился на своего врага во второй раз. И опять ему
ничего не удалось добиться. Ла Флоке увернулся и хотя казался на добрых
двадцать лет старше и на тридцать сантиметров ниже, в его жилистом теле
была удивительная сила. Торнхилл вспотел. Лишь большим усилием воли он
взял себя в руки и отступил.
- Драться глупо, - успокаивающе сказал Ла Флоке. - Этим ничего не
добьешься. Как вас зовут?
- Сэм Торнхилл.
- Ну, так послушайте меня, Торнхилл. Что вы делали в самый последний
момент перед тем, как впервые поняли, что находитесь в Долине?
- Я всегда был в Долине, - упрямо возразил Торнхилл.
- Подумайте, - сказала девушка. - Вспомните. Ведь было время, когда
вы еще не были в Долине.
Торнхилл повернулся, подняв глаза на окружавшие их могучие горные
вершины, затем взглянул на быстрый поток, который петлял внизу и выходил к
Барьеру. Какое-то животное паслось у подножия холма, пощипывая траву с
колючими стеблями. Торнхилл удивился: разве он был когда-нибудь где-нибудь
еще?
Нет. Долина была всегда, и он здесь жил - одиноко, мирно, спокойно до
того самого злосчастного мгновения, за которым последовало это непрошенное
вторжение.
- Обычно проходит несколько часов, пока прекратится эффект, - сказала
девушка. - А потом вы вспомните... так же, как вспомнили и мы. Думайте. Вы
с Земли, не так ли?
- Земли? - угрюмо повторил Торнхилл.
- Зеленые холмы, разбросанные города, океаны, космические лайнеры,
Земля. Да?
- Взгляните на сильный загар, - указал Ла Флоке . - Он с Земли, но там
уже давно не живет. А как насчет Венгамона?
- Венгамон, - просто повторил Торнхилл, на этот раз без
вопросительной интонации. Странное сочетание звуков, казалось, имело
какой-то смысл: жестокое желтое солнце, широкие равнины, растущий город
колонистов, процветающая торговля рудой. - Мне известно это слово, -
наконец подтвердил он.
- Вы жили на этой планете? - пытала его девушка. - На Венгамоне?
- Я думаю... - неуверенно начал Торнхилл, ощущая слабость в ногах.
Четкий распорядок жизни рушился на глазах и исчезал в небытие, словно
никогда и не существовал.
И ведь, действительно, не существовал.
- Я жил на Венгамоне, - сказал Торнхилл.
- Отлично! - вскричал Ла Флоке. - Установлен первый факт! Теперь
подумайте, где вы были в момент перед тем, как очутились здесь. Может
быть, в звездолете? Летящем между мирами? Подумайте, Торнхилл.
Он думал. Его мозг раскалывался от усилий выбросить все воспоминания,
связанные с жизнью в Долине, и проникнуть назад, до той поры...
- Я был пассажиром лайнера "Королева-мать Элен", летящего на Венгамон
из системы Юринела. Я... был в отпуске. Возвращался на свою... свою
плантацию. Нет, не плантацию, а рудник. Мне принадлежит участок на
Венгамоне. Да, да, участок для разработки.
Лучи двойного солнца показались ему нестерпимо горячими. У него
закружилась голова.
- Теперь помню: полет проходил без всяких происшествий, мне было
скучно, и я вздремнул на несколько минут. Затем, помню, я почувствовал,
что нахожусь вне корабля, где-то в пустоте. И потом оказался здесь, в
Долине.
- Обычный ход событий, - кивнул Ла Флоке и махнул рукой остальным,
находившимся у реки. - Включая вас, нас теперь восемь. Я прибыл первым -
вчера, как я это называю, хотя фактически ночи, отделяющей сегодня от
вчера, не было. После меня появилась девушка. Затем еще трое. Вы третий за
сегодняшний день.
Торнхилл заморгал:
- Нас просто подхватили из ниоткуда и забросили сюда? Как это может
быть?
Ла Флоке пожал плечами.
- Вы еще не раз зададите этот вопрос, прежде чем покинете Долину.
Идемте с нами к остальным.
Коротышка величественно повернулся и начал спускаться по тропинке. За
ним последовала девушка, а за ней по пятам плелся Торнхилл. Он понял, что
находится на невысоком обрыве над рекой, у подножия одной из громадных
вершин, образующих границы Долины.
Было тепло, легкий ветерок шелестел травами. Торнхилл почувствовал
себя моложе своих тридцати семи лет и без всякого основания более бодрым и
восприимчивым. Ему доставляло удовольствие вдыхать аромат золотистых
цветов, росших вдоль русла реки, и смотреть на блики двух солнц, игравшие
в светлой воде.
Он взглянул на часы, стрелки показывали 14:23. Весьма интересно. Дата
- седьмое июля 2671 года. Значит, это все тот же день. Седьмое июля 2671
года он вылетел из Юринела в Венгамон. Около 11:40 он завтракал. Это
означало, что задремал он где-то около полудня, и, если ничего не
случилось с его часами, с того времени прошло всего два часа. Однако
память все еще утверждала, хотя воспоминания быстро исчезали, что он
провел в Долине всю жизнь, не потревоженный никакими пришельцами вплоть до
самых последних событий.
- Это Сэм Торнхилл, - неожиданно произнес Ла Флоке. - Новоприбывший.
Он с планеты Венгамон.
Торнхилл с любопытством оглядел остальных. Их было пятеро: трое
людей, один гуманоид и один негуманоид. Последний, шарообразный, в этот
момент пребывающий в желто-зеленой фазе, но, казалось, готовый сменить
окраску на меланхолическую коричнево-красную, был существом со Спики.
Крохотные ноги с когтями торчали из-под крупного, похожего на дыню тела.
Черные гроздья глаз на верхушках черенков изучали Торнхилла с непостижимым
любопытством, свойственным негуманоидам.
Гуманоид, как заметил Торнхилл, происходил с одной из планет Регула.
Об этом говорили проницательные глаза бледно-оранжевого цвета и крупный
мясистый кадык, представляющий собой главную отличительную черту существ
этой расы. Торнхилл уже встречался с ними ранее.
В числе троих людей была маленькая заурядная женщина, одетая во
что-то тускло-серое, и двое мужчин: один - худощавый, с добрыми глазами
ученого и извиняющейся улыбкой, другой - человек могучего телосложения,
лет тридцати, голый по пояс. Он с нетерпением хмурился.
- Как видите, нас тут целая компания, - заметил Ла Флоке Торнхиллу. -
Уэллерс, вам удалось, наконец, спуститься к Барьеру?
Могучий человек отрицательно мотнул головой.
- Я прошел по главному руслу как можно дальше, но там, за поворотом,
уперся в Барьер, как в невидимую стену, уходящую в воду.
"У него сильный акцент землянина, - подумал Торнхилл, - он не из
колоний".
Ла Флоке нахмурился.
- Вы не пробовали проплыть под ним? Нет, конечно, нет.
Уэллерс помрачнел.
- Я нырнул на три-четыре метра, но Барьер был и там: гладкий, как
стекло, и ровный на ощупь. Я не смог нырнуть глубже.
- Хорошо, - резко кивнул Ла Флоке. - И не нужно. Вряд ли кто-нибудь
из нас мог бы нырнуть на такую глубину... - Он посмотрел на Торнхилла: -
Вы понимаете, что эта прелестная Долина, очень может быть, станет нашим
домом на всю жизнь?
- Отсюда нет выхода?
Коротышка указал на ослепительно сверкающий Барьер, который
поднимался высокой изогнутой дугой из воды и образовывал треугольный клин,
закрывающий нижний край Долины.
- Видите, эта штука опускается здесь. Мы не знаем, что на другом
конце Долины, так как для этого нужно подняться на гору высотой в шесть
тысяч метров. Отсюда нет выхода.
- А мы хотим выбраться? - неуверенно спросил худой человек слабым
голосом. - Я был почти мертв, когда попал сюда, Ла Флоке. Теперь я ожил.
Не знаю, так ли уж я хочу уйти отсюда.
Ла Флоке, как будто, это задело за живое. Его глаза сердито
сверкнули.
- Мистер Мак-Кей, я в восторге от вашего возражения. Но жизнь
все-таки ждет меня за пределами этого места, какой бы прекрасной Долина ни
была. Я не намерен гнить здесь вечно. Это не для Ла Флоке.
Мак-Кей медленно покачал головой.
- Мне хотелось бы каким-то образом помешать вашим поискам выхода. Я
умру через неделю, стоит мне покинуть Долину. Если вы выберетесь отсюда,
Ла Флоке, вы будете моим убийцей!
- Я что-то не понимаю, - вмешался Торнхилл смущенно. - Если Ла Флоке
найдет выход, то почему это беспокоит вас, Мак-Кей? Почему бы вам не
остаться здесь?
Мак-Кей с горечью усмехнулся.
- Я полагаю, вы еще не сказали? - обратился он к Ла Флоке.
- Нет, еще не успел.
Ла Флоке повернулся к Торнхиллу.
- Этот высохший книжный червь говорит о том, что Страж предупредил
нас: если хоть один из нас покинет Долину, с ним должны уйти все.
- Страж? - переспросил Торнхилл.
- Именно он перенес нас сюда. Вы его еще увидите. От случая к случаю
он говорит с нами и рассказывает кое-что. Сегодня утром он сказал вот что:
наши судьбы связаны между собой.
- И я прошу вас бросить поиски выхода наружу, - скорбно произнес
Мак-Кей. - Моя жизнь зависит от того, останусь ли я в Долине.
- А моя - от того, выберусь ли я наружу! - взорвался Ла Флоке. Он
бросился вперед и одним ударом свалил Мак-Кея на землю.
Мак-Кей побледнел еще больше и схватился за грудь.
- Мое сердце... Вы не имеете права...
Торнхилл подошел к нему и помог подняться на ноги. Высокий узкоплечий
человек казался ошеломленным и потрясенным одновременно, но повреждений у
него не было. Он собрался с духом и тихо сказал:
- Два дня назад такой удар убил бы меня. А сейчас вы видите? -
спросил он, обращаясь к Торнхиллу. - Долина обладает странными свойствами.
Я не хочу покидать ее. А он обрекает меня на смерть.
- Не слишком-то беспокойтесь об этом, - с легкостью посоветовал Ла
Флоке. - Возможно, ваше желание исполнится. Может быть, вы и проведете
здесь всю свою жизнь, среди этих маков.
Торнхилл обернулся и взглянул вверх. Горный хребет был огромен,
покрыт снегом и облеплен облаками. Перебраться через него - грандиозная по
трудности задача. И даже перебравшись через перевал, они вполне могут
обнаружить просто еще один неодолимый Барьер.
- Да, похоже, мы крепко застряли здесь, - сказал Торнхилл. - Но могло
быть и хуже. Кажется, нам выбрали весьма приятное место для жизни.
- Так и есть, - подтвердил Ла Флоке, - если вам нравятся приятные
места. Меня же одолевает скука. Расскажите что-нибудь о себе. Полчаса
назад у вас не было прошлого, вернулось ли оно к вам теперь?
Торнхилл кивнул, немного помедлив.
- Я родился на Земле, получил профессию горного инженера и стал очень
хорошим горняком. Когда был открыт Венгамон, двинулся туда и приобрел
приличный участок земли, пока цены были невысокими. Покупка оказалась
удачной. Четыре года назад я построил рудник. Я холост. По понятиям
Венгамона, я состоятельный человек. Вот и вся история. Можно, разве что,
добавить, что я возвращался из отпуска, когда меня вырвали из звездолета и
поместили сюда.
Он глубоко вздохнул, втянув теплый влажный воздух в легкие. На
какое-то мгновение ему захотелось встать на сторону Мак-Кея. У него не
было причин спешить отсюда, из Долины. Но он также понимал, что этот Ла
Флоке, энергичный подвижный коротышка, не откажется от поисков. И если
есть хоть какая-то тропа, ведущая из Долины, Ла Флоке обязательно отыщет
ее.
Его взгляд остановился на Марге Феллис. Девушка была красивой,
несомненно. Да, он мог бы задержаться здесь, под этими двумя солнцами,
дыша полной грудью, освободившись в первый раз в жизни от бремени
ответственности. Но предполагалось, что они связаны друг с другом: стоит
одному уйти из Долины, уйдут все. И Ла Флоке был решительно настроен
осуществить все, что в его силах.
Какая-то тень заслонила пурпурный свет солнца.
- Что это? - спросил Торнхилл. - Затмение?
- Страж, - ответил Мак-Кей. - Он вернулся, и меня не удивит, если он
приведет девятого члена в нашу компанию.
Торнхилл с недоумением наблюдал за тем, как на землю плавно
опустилась тьма, хотя солнечные лучи все же пробивались сквозь нее
крохотными мерцающими точками. Казалось, их накрыло пушистое темное
покрывало. Они почувствовали чье-то присутствие среди них - внимательное,
любопытное. Ощущение было такое, словно фантастическая курица-несушка
считает их своими цыплятами. Чуждая тьма накрыла Долину.
"Вот и последний из вашей компании", - промолвил бестелесный голос,
который, казалось, был эхом горных стен. Небо стало проясняться, и, так же
неожиданно, как наступила, тьма исчезла. Торнхилл снова почувствовал
одиночество.
- На этот раз Страж почти ничего не сказал, - отметил Мак-Кей, когда
стало окончательно светло.
- Смотрите! - закричала Марга.
Торнхилл, следуя направлению ее руки, взглянул вверх, на обрыв, и
похолодел. Там кружилась крохотная фигурка - на том самом месте, где он
впервые ощутил себя жителем Долины.
С такого расстояния трудно было судить о новоприбывшем. Торнхилл
похолодел. Тень Стража пришла и ушла, оставив еще одного узника Долины.




2



Торнхилл прищурился, глядя на обрыв.
- Мы должны пойти наверх и забрать его, - сказал он.
Ла Флоке покачал головой.
- У нас еще есть время. Только через час или два у новоприбывших
исчезает иллюзия, что, кроме них, здесь никого нет. Вы помните, что это
такое.
- Да, - согласился Торнхилл. - Словно всю жизнь живешь в раю... И
вдруг это ощущение нарушается, когда замечаешь других, как произошло со
мной, едва я увидел, что вы и Марга поднимаетесь ко мне по тропинке.
Он отошел от них на несколько шагов и опустился на замшелый валун.
Небольшое, сильное, похожее на кота животное с широкими ушами появилось
сзади и потерлось об его ноги. Он лениво приласкал его, словно оно было
домашней кошкой.
Ла Флоке прикрыл ладонью глаза от солнца:
- Вы можете рассмотреть, кто это там, наверху?
- Нет, слишком далеко, - ответил Торнхилл.
- Очень плохо, что не можете. Было бы интересно. Боюсь, в нашей
компании появился еще один негуманоид.
Торнхилл с беспокойством вытянул шею.
- Откуда?
- С Альдебарана, - пояснил Ла Флоке.
Торнхилл поморщился. Нечеловек с Альдебарана мог быть только
представителем одной из самых жестоких рас - расы диких, свирепых существ,
которые таили жуткую злобу под маской внешней вежливости. Некоторые из
Внешних Миров считали альдебаранцев дьяволами, и это было весьма близко к
истине. Иметь одного из них здесь, дьявола в раю, так сказать...
- Что же нам делать? - спросил Торнхилл.
Ла Флоке пожал плечами.
- Страж поместил это создание сюда, и у Стража - свои цели. Нам
просто приходится принимать все как есть.
Торнхилл встал и начал нетерпеливо шагать взад-вперед. Маленькая,
молчаливая, похожая на мышь женщина и Мак-Кей ушли вместе, житель Спики
разглядывал свое округлое изображение в журчащей воде, а житель Регула,
безучастный к происходящему, разглядывал отдаленные горы слева. Марга и Ла
Флоке смотрели на Торнхилла.
- Хорошо, - сказал Торнхилл. - Дадим альдебаранцу некоторое время,
чтобы прийти в себя. А до тех пор давайте забудем о нем и побеспокоимся о
себе. Ла Флоке, что вам известно об этой Долине?
Коротышка вежливо улыбнулся.
- Не так уж много. Я знаю, что мы в мире с обычным земным тяготением
и двойным солнцем. Сколько двойных систем, состоящих из красного и
голубого солнц, вы знаете, Торнхилл?
Тот пожал плечами.
- Я не астроном.
- Я... была, - сказала Марга. - Таких систем тысячи. Мы можем быть в
любом месте Галактики.
- А нельзя ли что-нибудь понять по расположению созвездий ночью? -
спросил Торнхилл.
- Здесь не видно созвездий, - печально ответил Ла Флоке. - Здесь на
небе всегда светит хотя бы одно из солнц, поэтому на этой планете нет
ночи. Мы не различим созвездий. Но наше местоположение не так уж и важно,
- хихикнул пылкий Ла Флоке. - У Мак-Кея праздник: мы никогда не выберемся
из Долины. Как мы сможем с кем-нибудь связаться, даже если пересечем горы?
Никак.
Неожиданно их ослепила вспышка молнии. Раскат грома потряс горы и
прокатился эхом, медленно затихая.
- Слушайте, - сказал Торнхилл.
- Гроза, - пожал плечами Ла Флоке. - За нашим Барьером. То же самое
происходило вчера в это же время. Буря, но не здесь. Мы живем в
зачарованной Долине, где всегда сияет солнце и идет спокойная жизнь, -
горькая гримаса исказила его тонкие бескровные губы. - Спокойная!
- Привыкнем, - сказал Торнхилл. - Возможно, мы долго пробудем здесь.
На его часах было 16:42, когда они, наконец, поднялись на вершину
холма к альдебаранцу. За два часа Торнхилл увидел смену расположения
солнц: красное закатилось, зато голубое светило вовсю. Для него тоже стало
очевидным, что ночи здесь не будет. Со временем, утешал он себя, он
привыкнет к этому, ведь у него хорошая способность к адаптации.
Итак девять разумных существ из различных миров, перенесенных сюда в
течение двадцати четырех часов - в эту Долину без времени, отгороженную от
бурь, в Долину, где никогда не бывает ночи. И все девять разные.
Торнхиллу хотелось получше узнать своих компаньонов, но до сих пор
возможности для этого не представилось. Уэллерс, силач, был с Земли, - вот
и все, что знал о нем Торнхилл. Мак-Кей и похожая на мышь женщина, эти
ничтожества, мало его интересовали. Жители Регула и Спики до сих пор не
издали ни звука, если вообще могли говорить на земных языках. Что касается
Марги, она была астрономом и прелестной девушкой, этим сведения
исчерпывались. Ла Флоке - человек, бесспорно, интересный, этакая маленькая
динамо-машина, сильный, энергичный, несмотря на обманчивую внешность,
однако о своем прошлом он предпочитал умалчивать.
Вот и все. Девять существ без прошлого. Настоящее таило столько же
тайн, сколько и будущее.
К тому времени, когда они - Торнхилл, Ла Флоке и Марга - поднялись на
кручу, от бури не осталось и следа, и лишь редкие облака проплывали в
вышине, над Барьером.
Едва заметив их, альдебаранец выказал признаки свирепости. Как и все
представители этой расы негуманоидов, он имел средний рост, на вид казался
добродушным, был весьма упитанным, избыток плоти свисал с подбородка,
оттопыривал уши. На серой коже странно выделялись темные глаза и рот с
маленькими поблескивающими передними зубами, похожими на загнутые клыки,
которые ярко вспыхивали, когда он скалился. Его конечности имели по одному
лишнему суставу.
Но когда они подошли к нему ближе, он встретил их безупречным
стандартным земным языком:
- Наконец-то ко мне присоединились и другие. Я был уверен, что жизнь
не всегда будет протекать так же спокойно, как до сих пор.
- Вы ошибаетесь, - сказал Ла Флоке. - Это заблуждение свойственно
всем новоприбывшим. Вы должны понять, что провели здесь не всю жизнь, на
самом деле все обстояло не так.
Альдебаранец улыбнулся.
- Это удивляет меня. Извольте объяснить.
Ла Флоке объяснил. За весьма короткое время альдебаранец ухватил суть
Долины и свое положение в ней. Торнхилл спокойно наблюдал за ним.
Скорость, с которой альдебаранец отбросил иллюзии и воспринял
действительность, очень обеспокоила его.
Они все вместе возвратились к реке. Именно теперь Торнхилл ощутил
голод, ведь он был в Долине уже более четырех часов.
- А что делать с едой? - спросил он.
- Она падает с неба три раза в день. Манна, как вам известно. Страж
хорошо заботится о нас. Вы очутились здесь как раз в полдень, когда падает
во второй раз. Но ваш разум был еще затуманен, и мы поели, не ожидая пока
вы придете в себя. Сейчас уже почти наступило время третьего падения.
Красное солнце почти полностью скрылось, и над миром господствовали
голубые сумерки. Торнхилл достаточно понимал механику этой системы и был
уверен, что красное солнце скроется полностью, его огненный шар давал
совсем немного света. Зато от голубого солнца исходило сильное излучение,
но поскольку оно находилось гораздо дальше, его можно было переносить без
труда. Как эта непохожая пара повстречалась, можно было только
догадываться: какая-то половина захватила другую в давние времена.
Белые хлопья плавно опускались вниз. Когда они коснулись земли,
Торнхилл увидел, что спикианин приподнял от земли свое тело, Уэллерс
пошевелился, а регулианин бегом приближался к ним. Только он сам и
альдебаранец не спешили.
- Время ужина, - сообщил Ла Флоке бодро. И, подкрепляя свое
заявление, подхватил прямо в воздухе горсть хлопьев и быстрым резким
движением засунул их себе в рот.
Остальные, как заметил Торнхилл, точно так же ловили пищу, прежде чем
она касалась земли. Появились обитатели Долины - ленивые жвачные, тучные
кошкообразные создания, и принялись пожирать осевшую на землю еду.
Торнхилл пожал плечами и подцепил несколько летящих перед ним
хлопьев, тщательно обнюхал их и не без колебания проглотил.
Это напоминало сахарную вату, исключая, пожалуй, винный привкус.
Однако желудок почти мгновенно успокоился. Интересно, каким образом такая
пища может быть питательной? Затем, отбросив всякие сомнения, он приступил
к еде.
Наконец, падение хлопьев прекратилось, но к тому времени все успели
насытиться. Торнхилл растянулся на траве, разбросав ноги в стороны и
положив голову на валун.
Напротив него устроился Мак-Кей. Тонкий бледный человек улыбался.
- Я в течение многих лет так не наедался, - начал он. - Поверите ли,
у меня не было аппетита. Но сейчас...
- Откуда вы? - перебил Торнхилл.
- С Земли. Затем жил на Марсе, где мое сердце стало работать лучше.
Врачи предполагали, что небольшая сила тяжести полезна для меня, так и
случилось. Я профессор истории средних веков Земли. То есть был
профессором. Я находился в отпуске для лечения, пока не попал сюда. - Он
самодовольно улыбнулся. - Я чувствую, что здесь стал здоровее. Если бы у
меня появились мои книги...
- Замолчите! - зарычал Уэллерс. - Вы здесь остались бы навеки, так?
Силач лежал у самой воды, раздраженно глядя на противоположный берег.
- Конечно, остался бы, - рассердился Мак-Кей, - и, как я полагаю,
мисс Хардин тоже.
- Я уверен, что если бы мы могли оставить вас двоих здесь вместе, вы
были бы счастливы, - донесся голос Ла Флоке. - Но мы не можем этого
сделать. Либо мы все остаемся здесь, либо уходим все вместе.
Спор, казалось, мог продолжаться всю ночь. Торнхилл перевел взгляд на
троих негуманоидов. Они старались быть как можно дальше от людей.
Спикианин лежал как большой продолговатый надутый баллон, который каким-то
образом не смог подняться вверх.
Маленький регулианин грустно размышлял в отдалении, почесывая свой
второй подбородок. Альдебаранец сидел тихо, прислушиваясь к каждому слову,
улыбаясь, как толстый Будда.
Торнхилл встал, склонился над Маргой Феллис и предложил ей:
- Не хотите ли немного погулять со мной?
Она колебалась всего мгновение.
- С удовольствием.
Они стояли у самой воды, наблюдая за плавным течением, за
проплывающими в глубине рыбами с важно открытыми ртами, затем прошли
немного вверх по реке и вернулись назад, к месту, откуда начинался подъем
к предгорью, переходящему в могучие вершины.
Торнхилл сказал:
- Этот Ла Флоке. Такой смешной малый, не правда ли? Как маленький
бойцовый петушок, который все время подпрыгивает и готов к схватке.
- Он очень динамичен, - согласилась Марга.
- Вы и он были первыми здесь, не так ли? Должно быть, странное
ощущение: только вы двое в этом раю, пока не пришел третий. - Торнхилл
вдруг поймал себя на мысли, что странно заинтересовался этим. Похоже на
ревность? Нет, определенно нет.
- На самом деле мы были одни совсем недолго. Мак-Кей появился почти
сразу же за мной, затем этот, со Спики. Страж очень быстро собрал нас.
- Собрал? - переспросил Торнхилл. - Да, так оно и есть. Мы - просто
экземпляры, отобранные и помещенные в Долину, как ящерицы в террариуме. И
этот Страж - какое-то необычное существо, я полагаю, - он взглянул в
голубое небо. - Мы мало знакомы до сих пор с происходящим во Вселенной.
Пять веков космических полетов, а мы - как дети в первом классе.
Марга улыбнулась, взяла его за руку, и они пошли дальше, ничего
больше не говоря друг другу. Торнхилл первым нарушил молчание:
- Вы сказали, Марга, что были астрономом?
- Ну, не совсем.
У нее был низкий для женщины голос, богатый оттенками тональности. Он
нравился ему.
- Я работаю в обсерватории на Беллатриксе-7, помощником, - продолжала
она. - Конечно, я получила диплом по астрономии. Но я просто потеряла
квалификацию, работая помощником.
- Именно там вы были, когда... когда...
- Да, - сказала она. - Я была в главном куполе, меняла пластинки в
камерах. Это дело требует осторожности. За минуту или две до того, как все
случилось, кто-то позвонил мне по телефону, расположенному внизу, меня
позвали, но я сказала, что у меня пластинки, и попросила подождать. А
затем - провал. Полагаю, мои пластинки теперь не имеют для меня никакого
значения. Хотя я и жалею, что не пошла к телефону. Может быть, я не
оказалась бы здесь.
- Этот звонок был важен?
- О нет. Так, знакомый.
Почему-то Торнхиллу стало легче.
- А как насчет Ла Флоке? Кто он?
- Он что-то вроде охотника-траппера, только на крупную дичь, -
ответила Марга. - Я раньше встречала его на Беллатриксе, тогда он
сопровождал экспедицию за редкими животными. Мыслимо ли вообразить, что
два человека во Вселенной могут встретиться опять, и при каких
обстоятельствах?! Конечно, он не узнал меня, но я его запомнила. Таких,
как он, трудно забыть.
- У него несколько картинный вид.
- А вы? Вы говорили, что владеете рудниками на Венгамоне.
- Да. Я, по существу, довольно скучный человек, - сказал Торнхилл. -
Это мое первое приключение в жизни. - Он криво ухмыльнулся. - Судьба,
видимо, решила отомстить мне. Я думаю, что никогда больше уже не увижу
Венгамон. Если только Ла Флоке не выведет нас отсюда, но не уверен, что он
сможет сделать это.
- А вам не все равно? Вам жаль, что вы никогда больше не вернетесь на
Венгамон?
- Да нет, пожалуй, - сказал Торнхилл. - Я не вижу срочных причин для
скорого возвращения. А вы хотите вернуться?
- Я смогу довольно быстро забыть свою обсерваторию, - ответила она.
Он придвинулся к ней ближе, ему хотелось, чтобы было чуть-чуть
темнее, хотелось даже, чтобы в этот момент возник Страж и на мгновение
накрыл их своей тенью. Он ощущал тепло ее тела.
- Не надо, - вдруг прошептала она. - Кто-то идет.
Она резко отпрянула от него. Торнхилл сердито повернулся и увидел
коренастую фигуру приближающегося к ним Ла Флоке.
- Надеюсь, я не помешал вам любезничать? - спросил тот спокойно.
- Именно так, - парировал Торнхилл. - Но ничего уже не поправишь. Что
случилось, то случилось. Что привело вас сюда?
- Внизу неприятности. Уэллерс и Мак-Кей подрались.
- Из-за спора о попытке покинуть Долину?
- Конечно.
Ла Флоке казался необычайно взволнованным.
- Уэллерс, правда, стукнул его слишком сильно. Он убил его.
Марга вскрикнула.
- Мак-Кей мертв?!
- Точно. Не знаю, как нам следует поступить с Уэллерсом. Я хочу,
чтобы вы двое тоже присутствовали.
Торнхилл и Марга поспешно последовали за Ла Флоке вниз по склону к
группе людей, тесно сгрудившихся на песке речного берега. Даже с такого
далекого расстояния Торнхилл разглядел Уэллерса, возвышающегося над всеми.
Тот смотрел себе под ноги. Видимо, там лежало тело Мак-Кея.
Они были еще в полусотне метров, когда внезапно Мак-Кей вскочил на
ноги и бросился на Уэллерса.




3



На мгновение Торнхилл замер и схватил Ла Флоке за руку.
- Вы говорили, что он мертв!
- Он был мертв, - настаивал Ла Флоке. - Я не видел мертвецов мертвее.
Лицо, глаза... Торнхилл, это невозможно!
Они бегом пустились к реке.
Уэллерс был отброшен яростным натиском воскресшего Мак-Кея и,
спотыкаясь, отступил назад. Мак-Кей в ярости вцепился ему в горло. Но сила
все-таки была на стороне Уэллерса. Обхватив здоровенной рукой несчастного
человечка, он поднял его в воздух и швырнул на прибрежные камни. А сам
отшатнулся назад, что-то хрипя.
Торнхилл посмотрел вниз. На черепе Мак-Кея образовалась трещина,
кровь толчками выплескивалась из нее. Полуоткрытые невидящие глаза его
остекленели.
Опустившись перед ним на колени, Торнхилл пощупал запястье, пытаясь
найти пульс. Затем наклонился к губам. Дыхания не было.
- На этот раз он мертв.
Ла Флоке угрюмо посмотрел на него.
- А ну, убирайтесь с дороги! - внезапно крикнул он и, грубо схватив
Торнхилла за плечо, отбросил его в сторону.
Затем он наклонился к телу Мак-Кея и, став коленями на руки убитого,
схватил того за плечи. Было очень тихо, только журчала река и слышалось
хриплое дыхание траппера.
Рана на черепе мертвеца стала затягиваться. Торнхилл с ужасом видел,
как исчезают признаки смерти с тела Мак-Кея. Через несколько мгновений
только запекшаяся кровь на голове напоминала о том, что там недавно была
трещина.
Затем веки Мак-Кея вздрогнули и разомкнулись, блеснули яркие, горящие
ненавистью глаза. Румянец залил его лицо, и он стал дергаться под тяжестью
Ла Флоке, пытаясь освободиться. Но тот был готов к этому, и его мышцы
мгновенно напряглись, еще сильнее сжав Мак-Кея. Торнхилл слышал, как
Уэллерс принялся шептать молитву, а похожая на мышь мисс Хардин начала
всхлипывать. Даже регулианин издал звук, похожий на восклицание.
Пот катился по лицу Ла Флоке, но он не позволял Мак-Кею опять напасть
на силача. Прошло некоторое время, пока тот, наконец, не успокоился и не
расслабился.
Ла Флоке оставался рядом с ним и был начеку.
- Мак-Кей, вы слышите меня?
- Я слышу, можете отпустить меня. Я в порядке.
Ла Флоке жестом подозвал Торнхилла и Уэллерса.
- Постойте возле него. Но будьте наготове. Вы должны успеть схватить
его прежде, чем начнется очередной приступ.
Несколько мгновений он подозрительно смотрел на Мак-Кея, затем
поднялся.
Лежащий какое-то время еще оставался на земле, потом, привстав,
затряс головой, словно стараясь прочистить ее. Наконец, он встал и сделал
несколько неуверенных шагов. Постояв немного, он повернулся к остальным и
тихо спросил:
- Скажите, что со мной было?
- Вы и Уэллерс поссорились, - сказал Ла Флоке. - Он ударил вас, и вы
потеряли сознание, а когда вы пришли в себя, то набросились на него, как
безумный. Тогда он опять ударил вас, и вы вторично потеряли сознание...
- Нет! - прервал Торнхилл. - Скажите ему правду. Мы ничего не
добьемся, если будем притворяться, что ничего не случилось!
- Какую правду? - спросил Мак-Кей.
Торнхилл помолчал и сказал:
- Мак-Кей, вы были мертвы. По крайней мере, один раз. Может быть, и
дважды, если Ла Флоке не ошибся в первый раз. Я сам удостоверился в этом
во второй раз, когда Уэллерс швырнул вас на эти камни. - Он указал на
скалы в воде. - Посмотрите на них, там есть ваша кровь, и ваша голова тоже
имеет шрамы там, где она раскололась после броска Уэллерса.
Мак-Кей поднял руку и ощупал голову. Пальцы окрасились красным. Он
взглянул на камни.
- Я вижу кровь, но не чувствую никакой боли.
- Конечно, нет, - подтвердил Торнхилл. - Рана зажила почти мгновенно.
И вы ожили у нас на глазах.
Мак-Кей повернулся к Ла Флоке.
- Он сказал правду?
Траппер кивнул.
Холодное, угловатое лицо Мак-Кея расплылось в улыбке.
- Значит, это Долина! Я был мертв - и воскрес! Вы все дураки! Разве
вы не видите, что мы будем здесь жить вечно! В этой Долине, которую вам
так не терпится покинуть! Я умер дважды и дважды воскрес, а чувствовал,
что просто уснул. Я ничего не помню! Вы уверены, Торнхилл, что я был
мертв?
- Клянусь!
- Но, конечно, вы, Ла Флоке, пытались скрыть это от меня, не так ли?
Что ж, вы все еще хотите уйти отсюда? Но ведь здесь же можно жить, не
умирая!
Ла Флоке сердито сплюнул.
- Здесь можно жить только как растение. Никогда не выйдя за пределы
гор и не узнав, что там. Легче прожить десять лет на свободе, чем десять
тысяч лет в этой Долине!
Он рассердился не на шутку.
- Зачем вы сказали ему об этом? - спросил он у Торнхилла.
- Какое это имеет значение? - ответил вопросом на вопрос Торнхилл. -
Рано или поздно это повторилось бы опять. Мы не смогли бы скрыть.
Он взглянул на горную гряду.
- У Стража есть свои способы поддерживать нас в рабочем состоянии. Ни
убийств, ни самоубийств... ни выхода.
- Выход есть, - упрямо сказал Ла Флоке. - Через горный перевал. Я
уверен. Мы с Уэллерсом пойдем завтра на разведку. Вы не хотите оставаться
здесь навечно, Уэллерс? Что хорошего в бессмертии, если это бессмертие
пленников? Завтра мы осмотрим горы.
Здоровяк пожал плечами.
Торнхилл отметил про себя странную интонацию в голосе Ла Флоке,
неестественное выражение лица, словно он умолял Уэллерса, чтобы тот
поддержал его, словно боялся идти один в горы. Мысль о том, что Ла Флоке
боится кого-то или чего-то, казалась дикой, но у Торнхилла сложилось
именно такое впечатление.
Он взглянул на Уэллерса, затем на Ла Флоке.
- Нам следует это обсудить. Нас девятеро. Мак-Кей и мисс Хардин
определенно захотят остаться в Долине. Марга и я еще не пришли к
определенному решению, но в любом случае нам бы хотелось провести здесь
некоторое время. Таким образом, среди людей четверо против двоих. Что же
касается инопланетян...
- Я голосую за Ла Флоке, - внезапно сказал альдебаранец. - Меня ждет
очень важное дело, и я не могу ждать.
"Ну и ну", - подумал Торнхилл.
- Четверо против троих, - сказал он. - Спикианин и регулианин молчат,
поэтому я не принимаю их в расчет.
- Я говорю на языке Регула, - резко возразил альдебаранец. Не ожидая
ответа, он развернулся к существу со Спики и обменялся с ним несколькими
фразами, затем сообщил:
- Наш друг голосует за нас. Счет становится ничейным.
- Подождите, - не согласился Торнхилл. - А почему мы должны верить,
что он сказал именно это? Предположим...
Маска любезности слетела с лица альдебаранца.
- Предположим что? - резко спросил он. - Если вы намерены бросить
тень на мою честь, Торнхилл...
Он не договорил.
- Драться здесь совершенно бессмысленно, - подтвердил его
невысказанную мысль Торнхилл. - Но если только так можно удовлетворить
вас, то валяйте.
Альдебаранец, видимо, понял, что из его попытки затеять ссору ничего
не выйдет. Он отступил. Торнхилл продолжил:
- Ладно, я принимаю на веру то, что вы сказали. Но нас четверо, и
счет равный.
- Очень любезно с вашей стороны, что вы устроили такое голосование,
Торнхилл, - заметил Ла Флоке. - Но это не предмет для обсуждения. Каждый
из нас индивидуум, а не коллективное существо, и я предпочитаю не
оставаться здесь, пока у меня есть хотя бы один шанс вырваться отсюда,
сколь бы ничтожным он ни казался.
Он повернулся и побрел прочь.
- Нужно как-то остановить его, - сказал Мак-Кей. - Если ему
удастся...
Торнхилл покачал головой.
- Это нелегко. Даже если он покинет Долину, то как он покинет
планету?
- Вы не поняли меня. Страж сказал, что если один из нас покинет
Долину, то ее должны покинуть все. И если он это сделает, я умру.
- Возможно, мы все уже мертвы, - предположила Марга после долгого
молчания. - Предположим, что каждый из нас - вы в своем звездолете, я в
своей обсерватории - умерли в одно и то же мгновение и попали сюда. Что
если...
Небо потемнело - приближался Страж.
- Спросите у него, - Торнхилл ткнул пальцем в небо. - Он все
расскажет.
Темное облако опустилось.
"Вы не умерли, - пришел беззвучный ответ, - хотя некоторые из вас и
умрут, если Барьер будет преодолен".
Торнхилл снова почувствовал холод присутствия чужого существа.
- Кто вы? - спросил он. - Что вы хотите от нас?
"Я - Страж".
- И что же?
"Я - Страж", - таков был ответ. И облако стало рассеиваться, через
несколько мгновений небо очистилось. Торнхилл опустился на валун и
взглянул на Маргу.
- Он приходит и уходит, кормит нас, хранит нас от смерти. Прямо как в
зоопарке, Марга. И мы главные его обитатели!
Ла Флоке и Уэллерс подошли к ним.
- Вы удовлетворены ответами на ваши вопросы? - спросил Ла Флоке. - Вы
все еще хотите провести остаток жизни здесь?
Торнхилл улыбнулся.
- Давайте, Ла Флоке, лезьте на гору. Я снимаю свой голос против вас.
Теперь счет в вашу пользу.
- А я думал, что вы за меня, - тихо сказал Мак-Кей.
Торнхилл не ответил и продолжал, обращаясь к Ла Флоке:
- Выбирайтесь из Долины, если вам это удастся.
- Вы идете с нами?
- О нет! Я остаюсь здесь, не возражая против вашего ухода.
Ла Флоке бросил на него взгляд, но тут же принялся рассматривать
гигантский горный пик, который закрывал выход из Долины. Торнхиллу
почудилось, что тень страха пробежала по лицу Ла Флоке. Но, сжав челюсти,
тот сказал:
- Уэллерс, вы идете?
Здоровяк пожал плечами и ответил:
- Думаю, неплохо взглянуть на это.
- Тогда пошли, - твердо сказал Ла Флоке.
Он бросил еще один, полный ярости, взгляд на Торнхилла и пошел по
тропе, ведущей в горы.
Марга тихо спросила:
- Сэм, почему вы так поступаете?
- Я хотел проверить его реакцию. И увидел то, что хотел.
Мак-Кей дернул его за руку.
- Я умру, если вы оставите Долину! Разве вы не понимаете, Торнхилл?
Вздохнув, Торнхилл сказал:
- Я понимаю. Но пусть вас не беспокоит Ла Флоке. Он очень скоро
вернется.




4



Прошло несколько часов. Казалось, они тянулись целую вечность.
Красное солнце давно уже скрылось за горизонтом, предоставив дальнему
голубому обогревать Долину. Часы Торнхилла показывали уже больше десяти
часов вечера. Прошло почти двенадцать часов с тех пор, как он взошел на
борт лайнера в Юринеле, более четырех часов со времени прибытия по
расписанию в космопорт Венгамона. Сейчас его, наверное, безуспешно ищут и
удивляются, как он мог бесследно исчезнуть во время полета через
гиперпространство.
Они сидели группой на берегу реки. Уроженец Спики теперь полностью
перешел в красно-коричневую стадию и сидел тихо, как сова. Два других
инопланетянина держались столь же замкнуто. Говорить было не о чем.
Мак-Кей весь съежился, обхватив себя руками и напоминая мешок с
конечностями. Он напряженно глядел в сторону гор, как бы пытаясь увидеть
Ла Флоке и Уэллерса. Торнхиллу было понятно выражение его лица: Мак-Кей
думал о том, что если Ла Флоке покинет Долину, то он, Мак-Кей, дорого
заплатит за свое двойное воскрешение. Мак-Кей напоминал человека перед
казнью.
Сэм Торнхилл молчал и тоже глядел на гору, размышляя, где сейчас
могут находиться ушедшие, как далеко они могли забраться, прежде чем
осторожный Ла Флоке повернет назад. В том, что Ла Флоке боится гор, не
было сомнений, в противном случае он бы уже давно ушел и не пытался
уговаривать их. Торнхилл заставил его идти, но будет ли им сопутствовать
успех? Вероятно, нет. Ла Флоке смелый человек, но с затаенным страхом,
который не может перебороть. Торнхиллу было даже немного жаль его:
бодрячок вынужден будет униженно возвратиться ни с чем.
- Вы кажетесь озабоченным, - сказала Марга.
- Озабочен? Нет, просто думаю.
- О чем?
- О Венгамоне и о своей работе, о том, как уже начали растаскивать
мой рудник.
- Вам не хватает Венгамона, не так ли?
Он улыбнулся и покачал головой.
- Нет. Рудник был всей моей жизнью. Время от времени я брал короткие
отпуска, но думал только о работе и только о ней, да о ценах на рынке. Но
лишь до самой последней поры. Это, наверное, свойство Долины: сейчас
рудник кажется мне далеким, словно принадлежит кому-то другому или словно
он владел мною, а теперь я освободился.
- Мне понятны ваши чувства, - сказала Марга. - Я день и ночь жила в
обсерватории. Всегда нужно было сделать так много снимков, так много
прочесть книг, что я даже и в мыслях не допускала пропустить хотя бы один
день или приостановить работу. Но здесь нет звезд, и я не жалею о них.
Он взял ее руку.
- Меня все-таки интересует: если Ла Флоке добьется успеха, если мы
действительно выберемся из Долины и вернемся к своей обычной жизни, будем
ли мы после этого хоть немного другими? Или я опять вернусь к своей
бухгалтерии, а вы к своим звездам?
- Мы этого не узнаем, пока не вернемся, - ответила она. - Если
вернемся... Но взгляните туда.
Торнхилл посмотрел. Мак-Кей и мисс Хардин были всецело заняты
беседой. Он держал ее за руку.
- К профессору наконец-то пришла любовь, - улыбнулся Торнхилл.
Регулианин спал, альдебаранец задумчиво глядел под ноги, рисуя что-то
на песке. Спикианин все коричневел. В Долине царил полный покой.
- Я, бывало, очень жалел зверей в зоопарке, - сказал Торнхилл. - Но,
в общем-то, это не такая уж плохая жизнь.
- Постольку, поскольку мы до сих пор не знаем, что еще припасено для
нас у Стража.
С вершин гор неожиданно начал сползать туман, рваные клочья его
поплыли над Долиной. Вначале Торнхилл подумал, что Страж вернулся для
очередной беседы, но затем понял, что это обычный туман. Стало прохладней.
Он, плотней прижав Маргу к себе, задумался о своих тридцати семи годах. Он
неплохо выглядел для такого возраста: подтянутый, атлетического сложения,
с быстрыми рефлексами и острым умом. Но до самого этого дня - трудно было
поверить, что это все еще первый день в Долине, - понимал ли он, что в
жизни есть многое другое, кроме добычи руды и бизнеса?
Чтобы понять это, понадобилась Долина. Будет ли он все помнить, если
они выберутся отсюда? А может, лучше остаться с Маргой здесь и быть вечно
молодыми?
Он нахмурился. Вечная молодость, да, но если не по собственной воле,
если быть вечным узником... Нет, это не для него.
Теперь он пришел к окончательному решению. Марга крепче сжала его
руку.
- Мне кажется, возвращаются Ла Флоке и Уэллерс, - проговорила она.
- Видимо, им так и не удалось, - откликнулся Торнхилл, не понимая,
испытывает ли он облегчение или разочарование.
Он увидел их, а вскоре услышал и голоса. Две фигуры выплыли из
тумана.
Несмотря на туман, делающий свет солнца тусклым, Торнхиллу не
составило труда разобрать выражение лица Ла Флоке. Оно было не из
приятных. Весь облик этого человека дышал злобой и ненавистью.
- Ну, - спросил Торнхилл, - нет выхода?
- Мы поднялись километра на полтора, а затем этот проклятый туман
окутал все вокруг. Как будто его послал Страж. Мы вынуждены были повернуть
назад.
- И не было никаких признаков существования выхода?
Ла Флоке пожал плечами.
- Кто знает? Пока что нам не удалось его обнаружить. Но я найду его!
Мы пойдем завтра, когда на небе появятся оба солнца, и найдем его!
- Вы - дьявол, - донесся слабый тусклый голос Мак-Кея. - Вы еще не
бросили эту затею?
- И не подумаю, пока я жив! - закричал Ла Флоке. Но в его голосе
слышались нотки бравады.
Торнхиллу захотелось узнать, что же произошло на самом деле.
Перебранка длилась недолго. Ла Флоке еще немного покричал и гневно
удалился, приняв оскорбленный вид. Уэллерс посмотрел ему вслед и покачал
головой.
- Лжец!
- О чем вы?
- Там не было тумана, - сказал здоровяк. - Он все выдумал, пока мы
спускались, и решил использовать туман как оправдание. Лягушка-бык издает
много шума, но внутри она пустая.
Торнхилл попросил:
- Расскажите, что произошло там, наверху, и почему вы повернули
назад?
- Мы поднялись не более чем на триста метров, - сказал Уэллерс. - Он
шел все время впереди. Но вдруг упал и сильно побледнел. Тогда он сказал,
что не может идти дальше.
- Почему? Он боится высоты?
- Вряд ли, - возразил Уэллерс. - Я думаю, он боится подняться наверх
и увидеть, что там, - может быть, он это точно знает - там нет никакого
выхода. Возможно, он не может открыто взглянуть фактам в лицо. Не знаю, но
он заставил меня вернуться.
Внезапно Уэллерс вскрикнул, так как Ла Флоке тихо подошел сзади и
сильно ткнул его в спину. Уэллерс повернулся.
- Дурак! - выругался Ла Флоке. - Кто рассказал тебе эти бредни?
- Бредни? Отойди, Ла Флоке. Ты прекрасно знаешь, что струсил там,
наверху. Не старайся заговорить нам зубы.
В углу рта Ла Флоке напрягся мускул. Его глаза сверкнули. Он взглянул
на Уэллерса, словно перед ним был хищник, сбежавший из клетки. Неожиданно
он сделал резкое, неуловимое движение рукой, и Уэллерс отступил, издав
дикий крик, прижав руки к низу живота. Силач, правда, тут же выпрямился и
размахнулся, но траппер ловко увернулся от пудовых кулаков и, нырнув под
руку, нанес удар в массивную челюсть гиганта. Тот ошалел от такой наглости
и впал в шок. Ла Флоке крутился вокруг, постоянно нанося новые удары.
Торнхилл без всякой охоты двинулся вперед, совсем не испытывая
желания оказаться на пути массивных кулаков Уэллерса, напрасно
старающегося попасть в Ла Флоке. Заметив сигнал альдебаранца, он бросился
к гиганту и заблокировал его. Альдебаранец сделал то же самое с Ла Флоке.
- Хватит! - крикнул Торнхилл. - Не имеет никакого значения, кто из
вас лжет. Глупо драться здесь, вы сами говорили об этом, Ла Флоке.
Уэллерс сердито отступил, кося глазами на Ла Флоке. Коротышка
улыбался.
- Честь нужно беречь, Торнхилл. Уэллерс лгал.
- Не только трус, но и лжец, - угрюмо сказал Уэллерс.
- Успокойтесь, вы оба, - сказал Торнхилл. - Взгляните-ка на небо.
Он поднял руку вверх.
Над ними низко нависла туча. Страж уже был рядом с ними, незаметно
подкравшись во время ссоры. Торнхилл смотрел вверх, пытаясь разглядеть
форму в спускающемся к ним облаке. Но это ему не удалось. Он видел только
черноту, скрывающую солнечный свет.
Он ощутил, как под ними слегка вздрогнула почва. Тотчас в ушах
Торнхилла эхом отозвался звук, похожий на музыкальный аккорд. Похоже на
ультразвуковые колебания, отметил он. Эти колебания вызывали слабое
головокружение, притупляли неприятные ощущения, успокаивали так же нежно,
как любимая девушка.
"Мир вам, мои дорогие, - нежно прозвучал голос у них в мозгу. - Вы
слишком много ссоритесь. Пусть будет мир". Ультразвуковые волны обтекали
их, размывали ненависть и гнев. И вскоре они стояли, улыбаясь друг другу.
Туча стала подниматься вверх. Страж покидал их. Интенсивность звуков
стала ослабевать. Долина опять погрузилась в покой и полную гармонию.
Последние слабые звуки замерли в отдалении.
Долго они стояли молча, не пытаясь заговорить. Торнхилл огляделся и
заметил, как смягчились жесткие черты лица Ла Флоке, что было для него
совсем не характерно. На сердитом лице Уэллерса появилась улыбка. Да и сам
Торнхилл почувствовал, как прошел его гнев. Глубоко в его сознании эхом
отдавались слова Стража: мир вам, мои дорогие.
Дорогие.
Нет, не обитатели зоопарка, подумал Торнхилл. По мере того, как его
покидало спокойствие, навеянное Стражем, в нем возрастала горечь. Любимцы.
Изнеженные баловни.
Он вдруг понял, что дрожит. Эта жизнь в Долине казалась такой
привлекательной, что ему захотелось закричать, завопить, запротестовать
что есть силы от ярости, которую вызывали у него горы вокруг Долины. Но
ультразвук все еще продолжал немного действовать, и гнев невозможно было
выплеснуть наружу.
Он отвел взгляд, стараясь изгнать слова утешения, которые навевал им
Страж.
В последовавшие за этим событием дни они стали молодеть. Результаты
омоложения впервые стали заметны на самом старшем из них, Мак-Кее. Это
случилось на четвертый день пребывания в Долине. Счет дней, за неимением
других средств, они вели по восходам красного солнца. К этому времени для
всех обитателей установилось нечто похожее на нормальный распорядок жизни.
С того времени, как Страж счел необходимым умиротворить их, не было больше
вспышек гнева или обид, каждый вел себя так тихо и замкнуто, что казалось,
будто людей в Долине нет. Всех угнетало звание "баловней".
Они обнаружили, что почти отпала необходимость в сне и еде. Падающей
еды хватало для нормального питания, и они привыкли к ее необычному виду.
Спали они урывками, от случая к случаю, все свободное время проводили за
рассказами о своей прежней жизни, бродили по Долине, купались в реке.
Такое однообразие начало надоедать им.
И вот на исходе четвертого дня Мак-Кей, глядя в плавно бегущую воду,
что-то заметил там и испустил вопль. Торнхилл, услышав крик, бросился к
реке, опасаясь недоброго.
- Что случилось, старина?
Мак-Кей казался совсем не похожим на человека, попавшего в беду. Он
внимательно разглядывал свое отражение в воде.
- Какого цвета мои волосы, Сэм?
- Серые, немного с каштановым отливом.
Мак-Кей кивнул:
- Правильно. Этого цвета не было в моих волосах вот уже два десятка
лет.
К тому времени вокруг собрались все остальные. Мак-Кей, указывая на
свои волосы, сказал:
- Я становлюсь моложе. Я чувствую это. И смотрите, смотрите на голову
Ла Флоке.
Коротышка удивленно провел рукой по черепу и ошеломленно отдернул
руку.
- У меня отрастают волосы, - произнес он с изумлением, притрагиваясь
к маленьким волоскам, похожим на пушок цыпленка, появившимся на загорелой
лысине. На его коричневом морщинистом лице появилось выражение недоверия.
- Это невозможно!
- Так же невозможны и воскрешения из мертвых, - сказал Торнхилл. -
Страж очень хорошо заботится о нас.
Он взглянул на остальных. Да, все они изменились, стали выглядеть
здоровее, моложе и полными сил.
С самого начала он почувствовал перемену и в себе. Это, конечно,
Долина. Но было ли это результатом действий Стража или просто
замечательным свойством Долины?
Предположим второе, размышлял он. Предположим, что благодаря каким-то
особым свойствам они становятся моложе. Но остановится ли процесс? Или
Страж поместил их сюда, чтобы понаблюдать, как несколько представителей
разных рас будут постепенно впадать в детство?
В эту "ночь" - время, когда исчезало красное солнце, а полная темнота
не наступала, Торнхилл узнал три важные вещи.
Он понял, что любит Маргу Феллис, а она - его.
Он понял, что любовь не может быть полнокровной в этой Долине.
Он понял, что Ла Флоке еще не разучился драться, что бы ни произошло
с ним в горах.
Торнхилл попросил Маргу пройтись с ним в укромную тенистую рощицу,
где бы они смогли побыть одни. Но она выразила странную неохоту, что
удивило и обескуражило его, так как все время с самого начала она с
радостью принимала его предложения побыть наедине. Он стал настаивать, и
она согласилась.
Некоторое время они шли молча. Местная фауна наблюдала за ними из-за
кустов, воздух был влажным и теплым. Белые облака мирно проплывали высоко
над ними.
- Почему ты сначала отказалась идти со мной, Марга?
- Я бы не хотела говорить об этом.
Он зашвырнул в кусты палку.
- Всего четыре дня, а ты уже имеешь секреты от меня, - засмеялся он.
Но, увидев выражение ее лица, резко оборвал смех. - Я сказал что-то не
так?
- Разве есть причины, по которым я не должна хранить их от тебя?
Между нами была достигнута договоренность?
Он заколебался.
- Конечно, нет. Но я думал...
Она улыбнулась, ободряя его.
- Я тоже думала. Но хочу тебе сказать, что днем Ла Флоке упрашивал
меня стать его...
Торнхилл был ошеломлен.
- Он? Почему?
- Он сказал, что поскольку привязан пока к этому месту, - ответила
она, - а Лона его не интересует, то, значит, остаюсь я. Ла Флоке не любит
долго оставаться без женщины.
Торнхилл молчал.
- Он сказал мне совершенно определенно, что мне не следует больше
уходить с тобой в горы. Если мы еще раз сделаем это, у нас будут
неприятности. Он не собирается получать от меня отказ. Он не привык к
этому.
- Что же ты ответила?
Она улыбнулась, голубые огоньки плясали в ее глазах.
- Я ведь здесь, не так ли?
Торнхилл почувствовал невыразимое облегчение, которое потоком смыло
все его опасения.
Он понимал ситуацию с самого начала, знал, что Ла Флоке будет его
соперником, но только сейчас тот стал открыто заявлять об этом.
- Ла Флоке интересный человек, - сказала Марга, когда они углубились
в густые заросли. Они нашли это место в прошлый раз. - Но я не хочу быть
очередным номером в его коллекции. Он галактический бродяга. Меня никогда
не влекло к таким людям. Кроме того, я чувствую, что не заинтересовала бы
его при других обстоятельствах.
Она была совсем рядом с Торнхиллом, и через ветви почти не проникал
свет голубого солнца. "Я люблю ее", - подумал он внезапно и через
мгновение услышал собственный голос, произносящий это.
- Я люблю тебя, Марга. Это чудо, что нас занесло сюда и мы
встретились.
- И я люблю тебя, Сэм. Я сказала об этом Ла Флоке.
Он ощутил необъяснимое чувство торжества.
- Что же он сказал?
- Немного. Сказал, что убьет меня.
Его рука скользнула по телу девушки. Несколько мгновений они без слов
выражали свои чувства.
Именно тогда Торнхилл обнаружил, что это невозможно в Долине! Он не
ощутил никакого желания! Абсолютно ничего! Ее близость доставляла ему
наслаждение, но чего-то большего совершенно не требовалось.
- Это все проклятая Долина, - прошептал он. - Видимо, изменился обмен
веществ в наших организмах. Ведь спим мы мало, едим немного, наши раны
заживают. Теперь еще и это. Как будто Долина влияет на нас и наши
биопроцессы.
- И мы ничего не можем сделать?
- Ничего, - сказал он, сжав зубы. - Мы - игрушки Стража.
Он молча уставился на кусты, слыша ее тихие всхлипывания. Сколько же
это будет продолжаться?
"Мы должны выбраться отсюда, - подумал он. - Любым способом. Но будем
ли мы помнить друг друга, после того как выберемся? Или Страж очистит нашу
память?"
Он прижался к ней, проклиная свою слабость, хотя и понимал, что это
не его вина. Им не нужно было больше слов.
Но внезапно тишина была нарушена. Глубокий голос сухо произнес:
- Я знаю, что вы здесь. Выходите! Оба!
Торнхилл быстро сел.
- Это Ла Флоке! - сказал он шепотом.
- Что он собирается делать? Он может нас найти?
- Несомненно. Я выйду и выясню, чего он хочет.
- Будь осторожен, Сэм.
- Он не может причинить мне вреда. Ведь мы в Долине! - Торнхилл
улыбнулся ей и поднялся на ноги. Пригнувшись, он прошел под низко
нависающими переплетениями лиан и заморгал, выйдя из полумрака деревьев на
открытое пространство.
- Выходите, Торнхилл! - повторил Ла Флоке. - Я даю вам минуту, а
затем сам пойду к вам.
- Не беспокойтесь, - отозвался Торнхилл. - Я иду.
Он раздвинул ветки и вышел к Ла Флоке.
- В чем дело? - спросил он нетерпеливо.
Ла Флоке хладнокровно улыбнулся. Не было никакого сомнения в том,
чего он хочет. Его маленькие глазки бегали по сторонам, поблескивая
гневом, его ухмылка свидетельствовала о жажде убийства. В одной руке он
сжимал длинный треугольный осколок камня, зазубренный край которого,
старательно отшлифованный, был острым, как нож. Коротышка ждал в
напряжении, как тигр перед броском на добычу.




5



Они кружили друг возле друга, пытаясь отыскать слабое место в защите,
большой мужчина и маленький. Ла Флоке, казалось, достиг предела
напряжения, мышцы его были напряжены, как стальные канаты.
- Бросьте нож, - сказал Торнхилл. - Вы сейчас взорветесь, Ла Флоке.
Ведь в Долине смерть невозможна.
- Все равно я уничтожу вас!
- Что я вам сделал?
- Вы попали в Долину. Это все. Если бы вас здесь не было, я стал бы
вождем. Но ваше прибытие решило дело не в мою пользу. Вы вынудили меня
лезть на гору, вы отбили у меня Маргу. Разве этого мало?
- Я никогда не претендовал на власть и не отбивал Маргу. Она
предпочла меня вам, и я искренне опечален за вас.
- Сейчас вы опечалитесь еще больше.
Торнхилл заставил себя ухмыльнуться. Этот смертельный танец
продолжался уже слишком долго, он чувствовал, что Марга где-то рядом
наблюдает за ходом событий.
- Почему бы вам, маленькому параноику-убийце, не отдать мне этот
кусок камня, прежде чем вы пораните им себя?
Он сделал быстрый выпад и схватил Ла Флоке за запястье.
Глаза коротышки сверкнули. Он отступил назад, изрыгая проклятья в
адрес Торнхилла на каком-то незнакомом языке, пригнул нож вниз и издал
хриплый торжествующий клич.
Торнхилл отклонился в сторону, но зазубренное лезвие вспороло ему
предплечье на несколько сантиметров выше локтя, глубоко войдя в плоть
сбоку от бицепса. Ла Флоке выдернул руку, освободившись от захвата
Торнхилла, и, взмахнув ножом, сделал кровавый разрез почти до самого
запястья Торнхилла. Сэм почувствовал острую боль во всей руке, и теплая
струя крови хлынула из раны. Пронзительно закричала Марга. Но он, не
обращая внимания на боль, ринулся вперед и снова поймал руку Ла Флоке,
прежде чем тот поднял ее для очередного удара. Резко повернув ее, Торнхилл
провел ею по другой руке Ла Флоке, который испустил вопль боли и выронил
каменный нож. Торнхилл наступил на него, с хрустом раздавливая ботинком.
У каждого из них теперь была ранена одна рука. Ла Флоке немного
отошел назад и с разгона бросился на Торнхилла, наклонив голову как бык.
Торнхилл приготовился пропустить его как тореадор, но в последний момент
Ла Флоке выпрямился и нанес удар в челюсть. Торнхилл отлетел назад и упал
навзничь, но тут же вскочил и бросился в атаку, нанеся удар трапперу
слева. Послышался хруст зубов.
"Интересно, - подумал Торнхилл, - покажется ли Страж до конца этой
схватки, чтобы исцелить наши раны?"
Единственное, что было слышно, так это хриплое дыхание Ла Флоке,
который тряс головой, пытаясь прочистить помутившееся сознание, готовясь к
новой атаке. Торнхилл изо всех сил старался не лишиться сознания от острой
боли в руке.
Он еще раз ринулся вперед и ударил Ла Флоке, заставив того
повернуться лицом к себе, а затем, подняв раненную руку, изо всех сил
направил ее в солнечное сплетение противника. И хотя кулак наткнулся на
стену твердых, как камень, мышц, у Ла Флоке вышибло дух, он качнулся, ноги
подкосились, лицо побледнело. Торнхилл ткнул его еще раз, и враг рухнул
навзничь.
Торнхилл взглянул на свою руку. Порез был очень глубоким и широким,
хотя, казалось, не затронул главной вены. Кровь текла довольно сильно, но
без обычной характерной пульсации.
В этом было что-то притягательное - смотреть, как вытекает
собственная кровь. Внезапно, как бы сквозь дымку, он увидел бледное
испуганное лицо Марги и понял, что потерял гораздо больше крови, чем
предполагал, и что сейчас потеряет сознание. Ла Флоке не приходил в себя.
Стража не было.
- Сэм...
- Всего лишь небольшая царапина, - прохрипел он, почувствовав тепло
ее лица, склонившегося над ним.
- Нужно перевязать рану. Может быть заражение.
- Не нужно. Сейчас она начнет заживать.
Он ощутил сильный зуд в раненной руке и подавил желание впиться
ногтями в рану.
- Она заживает! - удивленно воскликнула Марга.
Торнхилл кивнул. Рана на глазах стала затягиваться. Сначала
прекратилось кровотечение, сомкнулись края поврежденных сосудов, и сразу
же по ним побежала кровь. Рваные края раны наползли друг на друга и
сомкнулись. Над порезом стала нарастать плоть, зуд стал совершенно
невыносимым. Через несколько мгновений все закончилось, остался лишь
длинный багровый шрам. Он прикоснулся к наросшей плоти: она была теплой,
податливой и реальной.
Ла Флоке пошевелился. Его правое предплечье, которое было странно
согнуто и, видимо, сломано, выпрямилось. Он сел, покачиваясь из стороны в
сторону. Торнхилл подготовился к отражению новых атак траппера, но в Ла
Флоке осталось совсем мало бойцовского пыла.
- Страж залечил нас, - сказал Торнхилл. - У нас все зажило и ничего
не осталось, кроме шрамов. Поднимайтесь, вы, старый идиот!
Он встряхнул Ла Флоке и поднял его на ноги.
- Впервые меня победили в драке, - с горечью признался Ла Флоке. Его
глаза утратили прежнюю живость. Он казался уничтоженным своим поражением.
- Вы были безоружны, а я имел нож и ничего не мог сделать...
- Забудьте об этом, - сказал Торнхилл.
- Как я могу забыть? Эта мерзкая Долина, из которой невозможно
сбежать, даже покончив с собой... Торнхилл, вы можете понять, что значит
принять какую-то определенную линию поведения и быть не в состоянии
выдержать ее? - Ла Флоке печально покачал головой. - Кое-кто в Галактике
многое бы отдал, чтобы увидеть меня в таком виде. Эта Долина унизила меня!
Но я ухожу, оставляю женщину вам. Вы победили меня, а победитель всегда
захватывает трофеи.
Он повернулся и зашагал прочь. Маленькая жалкая фигурка мелькнула
между деревьями. Торнхилл вспомнил, каким он был всего несколько дней
назад, когда поднимался в горы, и результат сопоставления был весьма
плачевным.
- Подождите, Ла Флоке!
- Вы уничтожили меня да еще унизили в глазах женщины. Что вам нужно?
- обернулся тот.
- Как сильно вы бы хотели бежать отсюда, из Долины?
- Что?
- Вы полезли бы еще раз в горы?
Лицо Ла Флоке, и без того бледное, стало, несмотря на загар, почти
белым. Твердым голосом он сказал:
- Вы смеетесь надо мной, Торнхилл.
- Нет, Ла Флоке. Я не хочу знать, что так напугало вас тогда. - При
этих словах Ла Флоке вздрогнул. - Я думаю, что через эти проклятые горы
можно перейти. Но только не в одиночку, только если мы все поднимемся туда
или, по крайней мере, большинство из нас.
Ла Флоке вымучил улыбку.
- И вы тоже пойдете с Маргой?
- Если мы решим уходить, то пойдем. Возможно, только Мак-Кей и Хардин
останутся, но все же нас будет большинство, а это, видимо, является
единственной возможностью выбраться от сюда. Может быть, за перевалом есть
город и нам удастся установить связь с каким-нибудь звездолетом.
Нахмурившись, Ла Флоке спросил:
- Почему вдруг такая резкая перемена, Торнхилл? Я полагал, вам...
нравится здесь. Мне казалось, что только мне одному хочется уйти отсюда.
Торнхилл взглянул на Маргу и улыбнулся ей.
- Я не хочу отвечать вам, Ла Флоке. Но могу сказать вот что: чем
быстрее я выберусь из Долины, тем скорее буду счастлив.
Когда они спустились к подножию холма и созвали всех, Торнхилл вышел
вперед. Глаза присутствующих были обращены к нему.
- Ла Флоке и я, - сказал Торнхилл, - провели совещание на вершине
холма. Мы пришли к заключению, с которым я хочу ознакомить вас. Всем нам
необходимо выбраться из Долины, в противном случае мы обречены здесь на
медленную смерть, постепенно утрачивая все свои способности.
Его перебил Мак-Кей:
- Вы предатель, Торнхилл! Я думал, может быть...
- Я не был ни на чьей стороне, - ответил Торнхилл. - Я просто начал
размышлять. Смотрите сами. Нас всех переместили сюда на протяжении двух
дней, выхватив из обычного хода нашей жизни. И неважно, кем мы были
раньше. Все это было проделано каким-то чуждым существом. За нами
непрерывно следят, нас кормят. Наши раны мгновенно заживают, какими бы
тяжелыми они не были. Мы становимся моложе, Мак-Кей, не так ли? Но, с
другой стороны, нас окружают горы, и, возможно, через них есть проход. Ла
Флоке с Уэллерсом пробовали пройти, однако попытка им не удалась. Два
человека не смогут это сделать. Нужна помощь всех, запас еды, воды. Если
мы все пойдем...
Мак-Кей прервал его:
- Я счастлив здесь, Торнхилл. Вы и Ла Флоке можете нарушить это
счастье.
- Нет, - возразил Торнхилл. - Разве вы не понимаете, что ведете здесь
растительный образ жизни? Мы все являемся объектом какого-то эксперимента,
и ничего более. А что если омоложение не прекратится и мы станем детьми?
- Мне безразлично, - упрямо сказал Мак-Кей. - Я умру, если покину
Долину. Мое сердце не выдержит. Теперь вы говорите, что я умру, если
останусь. Но в таком случае я пройду через все годы моего детства, а за
пределами Долины мне не видать ничего.
- Хорошо, - сказал Торнхилл. - В конце концов, все дело в том,
останемся ли мы все здесь, чтобы Мак-Кей мог снова насладиться своей
юностью, или попытаемся уйти. Ла Флоке, Марга и я собираемся предпринять
попытку перейти горы. Кто хочет, может присоединиться к нам. Те же, кто
хочет провести остаток жизни в Долине, могут остаться. Все ясно?
Семеро пленников двинулись на следующее "утро" сразу после выпадения
очередной порции пищи. Мак-Кей и Лона Хардин остались. Прощание было
кратким и неловким. Торнхилл заметил, что с лица Мак-Кея сошли морщины и
волосы стали блестеть, как у молодого человека, тело окрепло. Он понимал
Мак-Кея, но не мог принять его точку зрения.
Лона Хардин выглядела еще моложе и, вероятно, впервые в жизни
пыталась спрятать свою некрасивость.
"Что ж, - подумал Торнхилл, - эти двое, может быть, найдут свое
счастье в Долине, но это неразумное счастье животного в зоопарке". Сам он
не стремился к такому счастью.
- Не знаю, что и сказать, - заявил Мак-Кей. - Я бы пожелал вам удачи,
если бы только мог.
Торнхилл улыбнулся.
- Возможно, мы еще увидимся. Хотя я очень этого не хочу.
Торнхилл возглавлял группу. Марга шла рядом с ним, Ла Флоке и Уэллерс
- на несколько шагов позади, за ними шли инопланетяне. Спикианин, который,
Торнхилл был уверен, имел лишь весьма смутное представление о
происходящем, катился позади всех. Альдебаранец подробно объяснил
регулианину все о переходе. И только одно объединяло их всех: желание
покинуть Долину.
Утро было теплым и приятным, вершины гор прятались за облаками.
"Подъем будет трудным, - думал Торнхилл, - но не невозможным при условии,
что чудесное свойство Долины будет охранять нас и наверху и Страж не будет
препятствовать восхождению".
Пока Страж не подавал признаков жизни. Торнхилл на мгновение
почувствовал раскаяние, что приходится покидать Долину, но тут же подавил
его в себе: это чувство мог пробудить Страж.
Утро уже переходило в полдень, когда они поднялись на некоторую
площадку, расположенную на высоте примерно в полкилометра над уровнем
реки. Глядя вниз, Торнхилл едва различал игру света на поверхности реки,
петляющей по Долине. Оставшихся двоих людей не было видно.
Склон полого поднимался вверх. Возможно, настоящие трудности начнутся
позже, когда пойдут голые скалы, где воздух может оказаться не столь
приятен, как здесь, и ветер сильнее.
Когда по часам Торнхилла наступил полдень, он объявил привал, и они
распаковали еду, обернутую в широкие шершавые листья растения, похожего на
лопух. Еда казалась на вкус черствой и сухой, как солома, от прежнего
привлекательного запаха остался лишь легкий намек. Видимо, на склоны гор
еда не выпадала, им придется питаться сухим пайком. И когда представится
возможность пополнить запас еды, было неизвестно.
После короткого отдыха Торнхилл поднял группу, и все двинулись
дальше. Но не прошли и тысячи шагов, как снизу донесся крик.
Они остановились.
- Ты слышала крик? - спросил Торнхилл Маргу.
- Похоже на голос Мак-Кея, - ответила она.
- Давайте немного подождем, - предложил Торнхилл.
Прошло немного времени, и показался Мак-Кей, идущий быстрым шагом.
Лона Хардин отставала от него на несколько шагов. Подойдя к группе, он
остановился и с трудом перевел дыхание.
- Я решил идти с вами, - сказал он. - Вы правы, Торнхилл! Нам нужно
всем покинуть Долину.
- И он считает, что с сердцем у него все в порядке? - ехидно спросил
Ла Флоке.
- Да. Я думаю, что краткое пребывание здесь вылечило меня.
Торнхилл улыбнулся.
- Наконец-то вы убедились в этом сами. - Он прищурил глаза и взглянул
вверх. - Нам еще долго идти, не будем терять времени.




6



Двенадцать тысяч шагов - меньше, чем два с половиной километра.
Человек может пройти за час до шести километров или даже чуть больше. Но
не два с половиной километра вверх.
Они часто отдыхали, хотя здесь не было ночи и им не нужно было спать,
двигаясь метр за метром, поднимаясь по все более опасному склону, потом
ползли по карнизу в поисках места, подходящего для следующего подъема. Это
была медленная и трудная работа, а горы все так же громоздились над ними,
и казалось, что они никогда не достигнут вершины.
Воздух оставался на удивление теплым, но не душным, вокруг была дикая
местность, легкий ветерок обдувал их. Кроткие создания Долины не
отваживались подниматься выше линии леса, а она осталась далеко внизу.
Группа пленников, цепляясь за скалы, упорно продвигалась вверх.
Торнхилл чувствовал себя усталым, но знал, что необычные свойства
Долины продолжают действовать, унося из организма продукты распада, давая
приток свежих сил. Час за часом они карабкались вверх по горному склону.
Время от времени Торнхилл оборачивался и тогда видел бледное лицо Ла
Флоке, искаженное страхом. Коротышка боялся высоты, но мужественно
подавлял страх. Инопланетяне немного отстали. Уэллерс шагал, как робот,
почти не разговаривая, снисходительно относясь к слабости менее сильных
спутников, к шагу которых он вынужден был приноравливаться. Что же
касается Марги, то она не жаловалась. Это доставляло Торнхиллу большое
удовлетворение.
Они были уже на расстоянии менее трехсот метров от вершины, когда
Торнхилл объявил привал.
Он обвел взглядом всех членов группы, их лица, такие разные. "Как мы
все помолодели, - подумал он неожиданно. - Мак-Кей выглядит, как мужчина
лет сорока пяти, я, наверное, похож на мальчишку. И все остальные..."
- Мы близки к вершине, - сказал он. - Давайте съедим оставшуюся пищу.
Спуск, я думаю, будет легче.
Он посмотрел вверх. Гора сужалась к гребню, и там был виден проход,
ведущий к другому перевалу.
- Ла Флоке, у вас самые зоркие глаза. Не видно ли впереди
каких-нибудь признаков Барьера?
Траппер прищурился и покачал головой.
- Насколько я могу судить, путь свободен. Еще немного - и мы очутимся
на той стороне Барьера.
Торнхилл кивнул.
- Значит, последние триста метров. Пошли!
Когда они шли по глубокому снегу, покрывавшему верхнюю часть горы, на
них обрушились яростные порывы ветра. Здесь, наверху, исчезли чудесные
свойства Долины: холодный ветер преграждал им путь на ту сторону горы. Оба
солнца стояли высоко в небе, близко друг от друга, и отсюда, сквозь
снежную пыль, казались просто огромным бесформенным пятном света.
Торнхилл почувствовал, как усталость навалилась на него, но гребень
был уже совсем рядом. Еще несколько шагов - и они будут там.
Осталось только преодолеть этот нависающий выступ.
Сама вершина представляла собой небольшое плато длиной около тридцати
метров. Торнхилл был первым, кто ступил на вершину. Он повернулся, помог
взобраться Марге, а спустя мгновение все уже стояли рядом плотной кучкой.
Оставшаяся глубоко внизу Долина казалась отсюда недосягаемой. Хорошо
была видна река, как бы втекающая в желто-зеленое свечение Барьера.
Торнхилл обернулся к группе.
- Посмотрите вниз, - сказал он тихо.
- Это мир пустыни! - воскликнул Ла Флоке.
С вершины было хорошо видно, что Долина - единственный оазис среди
серой оголенной земли, простиравшейся вокруг горы. Бесконечная равнина
скал и песка тянулась до самого горизонта.
Торнхилл внимательно посмотрел вокруг.
- Вот мы достигли вершины. Все вы видите, что впереди. Будем
продолжать путь?
- Разве у нас есть какой-нибудь выбор? - спросил Мак-Кей. - Мы ушли
из-под опеки Стража. Внизу, возможно, мы обретем свободу. А позади...
- Мы пойдем вперед, - твердо сказал Ла Флоке.
- Значит, вперед, вниз по склону, - сказал Торнхилл. - Это будет
нелегко. Но мы отыщем спуск.
Неожиданно их охватила ледяная стужа. Небо потемнело.
"Конечно, - подумал Торнхилл, - это не природное явление. Я должен
был это предвидеть".
- Приближается Страж! - закричала Лона, когда тьма сомкнулась вокруг
них.
"Это часть игры, - решил про себя Торнхилл. - Позволить нам достичь
вершины, а потом швырнуть обратно в Долину".
Он почувствовал умиротворение, означающее присутствие чужого разума,
и нежный голос в его мозгу произнес:
"Вы покидаете меня, мои любимцы? Разве я не заботился о вас как можно
лучше? Так вы отблагодарили меня?"
- Давайте не будем останавливаться, - пробормотал Торнхилл. - Может
быть, он не сможет остановить нас.
- Какой же дорогой нам идти? - спросила Марга.
"Возвращайтесь, - тягуче напевал Страж. - Возвращайтесь в Долину. Вы
немного развлеклись, а я получил удовольствие от вашей борьбы с
трудностями. Но пришло время возврата к теплу и уюту, которые вы сможете
обрести в Долине, там, внизу..."
- Торнхилл! - вдруг завопил Ла Флоке. - Я поймал его! Скорее на
помощь!
Голос Стража внезапно умолк. Чернота вокруг них странно заклубилась.
Торнхилл несколько раз повернулся, пытаясь определить, где же находится Ла
Флоке. Он шагнул и внезапно почувствовал, что траппер, тяжело дыша,
борется с кем-то, лежа на земле. Темнота не позволяла рассмотреть
подробности.
- Вот он, Страж! - взревел Ла Флоке. Он перевернулся на бок, и
Торнхилл с трудом разглядел небольшое змееподобное существо, извивающееся
в цепких руках Ла Флоке. Оно было размером с обезьянку.
- Здесь, в центре облака, вот эта тварь! - кричал Ла Флоке. - Это она
держала нас в Долине!
Вдруг, прежде чем Торнхилл шевельнулся, альдебаранец резко рванулся
вперед и упал на Ла Флоке. Торнхилл услышал хрип траппера:
- Уберите... этого дьявола... от меня! Он пытается освободить Стража!
Торнхилл бросился к борющимся и, ощутив скользкое тело альдебаранца
под руками, глубоко впился в него пальцами и резко рванул. Альдебаранец
вывернулся и царапнул когтями Торнхилла по лицу. Тот выругался. Никогда
нельзя сказать заранее, что может сделать альдебаранец! Видимо, он все
время был в союзе со Стражем.
Торнхиллу удалось увернуться от когтей и нанести сильный удар в живот
противнику. Однако тот успел ударить его в челюсть и отбросил назад.
Внезапно из ниоткуда возник Уэллерс и обхватил альдебаранца поперек
туловища.
- Нет! - закричал Торнхилл, поняв намерение гиганта.
Но было слишком поздно. Уэллерс поднял противника высоко в воздух и
швырнул в пропасть. Истошный душераздирающий вопль разнесся вокруг.
Торнхилл задрожал.
Падение с высоты шести тысяч метров было недолгим.
Торнхилл посмотрел на Ла Флоке, который пытался подняться на ноги,
продолжая сжимать существо. Голову существа покрывал шлем с ячейками.
Вероятно, именно с помощью этого шлема он контролировал людей в Долине. Ла
Флоке поднялся и сделал три нетвердых шага.
- Сорвите с него шлем, - сказал он. - Я уже видел такую штуку раньше.
Она с Андромеды. Там живут эти существа, они телепаты, а шлем является
усилителем.
Торнхилл протянул руку к шлему, но встретил дьявольский горящий
взгляд андромедянина, который тут же пропал из поля зрения землянина.
- Я не вижу вас! - закричал Торнхилл. - Я не вижу вас, Ла Флоке!
- Спокойнее, - донесся голос Ла Флоке. - Мы здесь. Он
загипнотизировал вас, Торнхилл. Если ему удастся освободиться, нам
придется несладко.
Тьма рассеялась окончательно. Торнхилл тяжело дышал, рядом стоял Ла
Флоке, сжимая Стража. Они были на самом краю пропасти. Одна из ног
траппера скользнула за край. Торнхилл, к которому уже вернулось зрение,
рванулся к ним и ухватился за металл шлема. Резко дернув, он сорвал шлем с
головы андромедянина. Но в этот момент Ла Флоке, продолжая сжимать
существо в объятиях, упал в пропасть.
Спустя несколько мгновений послышался далекий крик, и наступила
тишина. Торнхилл держал в руках шлем, ошеломленно глядя на него и с ужасом
думая о Ла Флоке. Размахнувшись, он швырнул шлем в пропасть и обернулся.
Глазам его предстало странное зрелище: все члены группы, стоявшие позади
него, стали как-то странно размываться. Все замерцало вокруг, вздыбилось и
провалилось во тьму.


Торнхилл сидел в уютном надувном кресле в пассажирском отсеке
звездолета "Королева-мать Элен", летящего с Юринела на Венгамон. Серая
пустота гиперпространства снаружи резко контрастировала с лучистыми
стенами салона, испускающими бледно-зеленый свет.
Он потянулся и взглянул на хронометр: 12:15. Седьмое июля 2671 года.
Да, он славно вздремнул после плотного завтрака. До конца полета
оставалось немного, к концу дня они сядут в космопорте Венгамона. Его ждут
на руднике. Сколько успел напутать этот управляющий за то короткое время,
что он, Торнхилл, был в отпуске на Юринеле!
Торнхилл прикрыл веки. Неожиданные странные образы промелькнули в его
мозгу - какая-то долина где-то на голой пустынной планете далеко за
пределами Галактики. Вершина горы и андромедянин-телепат, какой-то
маленький человек, падающий в пропасть, человек, который всегда боялся
высоты, и девушка...
"Это не сновидения, - сказал он себе. - Нет, не остатки сна". Вдруг
он ясно осознал и вспомнил все. Андромедянин телепортировал их на эту
планету для какого-то своего опыта и держал там с помощью шлема-усилителя,
а когда Торнхилл уничтожил шлем и андромедянин погиб, все вернулись в свое
пространство-время, почти в то же самое мгновение.
Холодный пот внезапно прошиб его: "Это значит, что Ла Флоке не умер.
И Марга, Марга..."
Торнхилл вскочил с кресла, не обращая внимания на вспыхнувшую надпись
на панели: "Во время перехода в пространство просим оставаться в креслах",
бросился в коридор, в каюту стюарда. Он ворвался в каюту и схватил
удивленного стюарда за плечи.
- Да, мистер Торнхилл? Что-то не так? Вы могли бы дать мне сигнал, и
я...
- Нет, нет. Мне нужно срочно послать радиограмму на Беллатрикс-7.
- Через два часа мы приземлимся в космопорту Венгамона, сэр, и тогда
вы сможете...
- Это очень срочно.
Стюард пожал плечами.
- Вы знаете, что радиограмма с борта лайнера весьма дорога...
- К черту расходы! Вы пошлете радиограмму?
- Да, сэр. Адрес?
- Мисс Марга Феллис, обсерватория на Беллатрикс-7.
Торнхилл вытащил из бумажника сто долларов и дал их стюарду.
- Если вам удастся организовать прямую связь, я дам еще столько же.
Через полчаса он сидел в кабине прямой связи.
- Мистер Торнхилл, ваш вызов принят, ждите.
Прошло немногим более часа, пока сквозь шипение Галактики до него
донесся голос оператора:
- Внимание, Беллатрикс-7 на связи!
У Торнхилла пересохло в горле. Он сказал в микрофон:
- Марга, Марга, где вы? Это Сэм Торнхилл!
- О! - он представил себе ее лицо. - Это не было сном, Сэм? Я так
боялась, что мне все почудилось!
- Нет, нет, это был не сон. Как только андромедянин погиб, мы
вернулись в свое пространство-время. Я - в свой звездолет, вы - в
обсерваторию.
- Да, я попала в обсерваторию, к своим приборам, и как раз раздался
звонок, меня позвали. Я решила не отвечать, как обычно. Но тут что-то
мелькнуло в моей памяти, я вспомнила Долину и подошла к телефону. Это был
ты!
- Мне сначала тоже все показалось сном. И Ла Флоке, и все остальные.
Но это не так! Мы действительно были там, - сказал Торнхилл. - И те слова,
что я говорил тебе, - они тоже правда...
Голос оператора прервал их:
- Время разговора заканчивается!
- Все в порядке, юноша, - засмеялся Торнхилл. - Еще немного. Марга,
ты слышишь меня?
- Да, дорогой.
- Когда мы увидимся?
- Завтра вылетаю на Венгамон. Мне нужно время, чтобы рассчитаться с
дирекцией обсерватории. А на Венгамоне есть обсерватория?
- Я построю ее для тебя, - пообещал Торнхилл. - А наш медовый месяц
мы проведем в поисках планеты с нашей Долиной.
- Не думаю, что удастся ее отыскать, - вздохнула она. - До встречи,
дорогой.
- До встречи, - сказал Торнхилл, и щелчок аппарата разъединил их. Он
еще долго смотрел на аппарат связи, размышляя о Марге и о Ла Флоке и обо
всех остальных. Но прежде всего о Марге.
"Это не было сном", - мысленно повторил он и подумал о тенистой
Долине, где никогда не было ночи, так как два солнца делали ее
невозможной, где люди становились моложе, о высокой девушке с темными
глазами, которая любит его, находясь в тысячах световых лет отсюда.
Внезапно он что-то вспомнил, дрожащими пальцами закатал рукав пиджака
и увидел длинный, синевато-багровый шрам, который протянулся почти по всей
руке до самого запястья. Где-то в Галактике живет сейчас человек по имени
Ла Флоке, который ранил его и который умер, спасая их, и вернулся живым в
момент своего исчезновения. Видимо, он тоже удивился, придя в себя, с
содроганием вспоминая змееподобного андромедянина и свое падение в
пропасть.
Торнхилл улыбнулся, прощая Ла Флоке эту отметину - память о нем - на
своей руке, и направился в пассажирский отсек, сгорая от нетерпения скорее
оказаться на Венгамоне.